Александр Филиппенко: Я был самым молодым и находчивым

21 декабря 2017 года. Александр Филиппенко на церемонии вручения премии имени Владимира Высоцкого «Своя колея». Фото: Кирилл Каллиников/ РИА Новости
21 декабря 2017 года. Александр Филиппенко на церемонии вручения премии имени Владимира Высоцкого «Своя колея». Фото: Кирилл Каллиников/ РИА Новости

Одним из центральных персонажей последнего сезона сериала «Моя прекрасная няня» стал Владимир Владимирович Прудковский (ВВП) из Бирюлева — отец няни Вики. Его сыграл народный артист России Александр Филиппенко. «ЮГ» узнали, как актер покоряет зрительские сердца.

— Александр Георгиевич, вы появляетесь с фразой: «Ну, здравствуй, страна!» — и влюбляете в вашего ВВП всех зрителей, сердца которых уже были отданы той же няне Вике, Максиму Шаталину, Жанне Аркадьевне и дворецкому Константину на протяжении шести сезонов.

— Трудно это — покорять залы? Трудно удерживать внимание зала в одиночку. Недавно мне пришлось играть три вечера в Зале Чайковского — одном из лучших в стране. Я был на сцене один, это было для меня сродни защите докторской диссертации. Но задавая себе вопрос, ради чего это, я понимал, что мечтаю, чтобы на колоннах зала появилась афиша, где гигантскими буквами будут выведены имена Зощенко, Платонов, Довлатов. Потому что при жизни никто из них не мог поверить, что это возможно. И когда я стоял в финале на сцене, они тоже были со мной.

— А вам не чуждо чувство мистицизма! Недаром вы играете Азазелло в «Мастере и Маргарите» у Бортко…

— Это чувство присуще многим творческим людям. Однажды мне предложили в программе, посвященной Шнитке, прочитать «Мертвые души» с большим симфоническим оркестром. Репетиций было мало, я сильно нервничал, тем более что все происходило в Большом зале Консерватории, что особенно ответственно.

А когда раздался второй звонок, ко мне в гримерку вошел дирижер Анатолий Абрамович Левин со словами: «Александр, все идет отлично! Зал полный, и там, наверху, Николай Васильевич и Альфред Гарриевич уже сели за стол и налили по рюмочке. А давай-ка сыграем для них!» И меня, не поверите, сразу отпустило.

— Какое место в вашем системном подходе к постановке собственных спектаклей занимает ваша первая специализация «физика быстропротекающих процессов»?

— Я убежден, что всему хорошему, что есть во мне, я обязан Физтеху. Ну и университетской студии «Наш дом». Но туда я ведь тоже попал потому, что играл в команде КВН того же Физтеха. Представляете, в те годы КВН шел в прямом эфире без репетиций, монтажа и людей, пишущих тексты для команд. И этот КВН, в котором я был самым молодым членом команды, многому меня научил. Что вовсе не значит, как сейчас пишут в интернете, что «актеру Филиппенко не нужен режиссер». В этой фразе нет последней части: «Филиппенко не нуждается в режиссере, кроме одного только Роберта Стуруа, которому он готов подчиняться беспрекословно».

И мне повезло: я работал с выдающимися мастерами, это были Роберт Стуруа, Рачья Капланян, Роман Виктюк и Анатолий Эфрос. Последний всегда говорил: «Актер должен понимать свое место в формуле». И я усвоил, что артист обязан сознательно творить эту формулу, а не валить в общий котел все, что имеет в своем арсенале. Отсекать — большое искусство.

А позже я работал уже с сыном Эфроса, режиссером Дмитрием Крымовым. Он предложил мне проект, чего у меня никогда не было в репертуаре: Хемингуэй — про любовь и смерть.

— Кем вы себя в большей степени ощущаете: актером драматическим или комедийным?

— Когда-то Алексей Герман позвал меня на пробы картины «Мой друг Иван Лапшин». Позвал, потому что видел нас когда-то с Семеном Фарадой в студенческом театре «Наш дом», где Смерть с косой в моем исполнении пела куплеты.

А Герман — великий разрушитель стереотипов — решил переделать мой стереотип бандита на героя-любовника! Я ведь пробовался в «Иване Лапшине» на главную роль. Но утвердили Миронова, а мне Герман позвонил и сказал: «Очень хочу, чтобы вы остались в нашей картине». Во время съемок на площадке появился мальчик со смешно торчащими ушами, и Герман решил, что он будет моим сыном, которого я воспитываю без матери. А так как повествование ведется от имени этого мальчика, первая фраза которого в картине: «Я помню квартиру моего отца», — я снова оказался одним из главных героев.

ДОСЬЕ

Филиппенко снялся более чем в 90 фильмах. На эстраде в его репертуаре произведения Гоголя, Аверченко, Булгакова, Довлатова и других. Он дважды снялся в экранизации «Мастера и Маргариты»: в 1994 году в роли Коровьева, в 2005 году в роли Азазелло.

Новости партнеров
Мы с соцсетях
Полезные ссылки