Александр Жигалкин: Я скучаю по «Папиным дочкам»

14 февраля 2013 года. Актер и режиссер Александр Жигалкин. Фото: PERSONASTARS
14 февраля 2013 года. Актер и режиссер Александр Жигалкин. Фото: PERSONASTARS

Александр Жигалкин, известный по режиссерским работам в телепроектах «6 кадров», «Папины дочки», «Воронины», актерскими работами в этих же сериалах и  фильмах «Анкор, еще Анкор!», «Возвращение Броненосца», «Марш Турецкого», в юности занимался в народном театре при Дворце культуры ЗИЛ (Культурный центр ЗИЛ. — «ЮГ»). О своей работе с детьми на съемках Жигалкин рассказал «ЮГ».

— Александр Александрович, что вас привело в народный театр? Гены? 

— Случай под именем «мамина подруга». Она увидела объявление о приеме в эту студию. Я и пошел. Театр почти сразу забрал меня с потрохами: уже с первого класса я был очарован этой профессией, черно-белыми фильмами, которые шли по телевидению и которые мы ходили смотреть в кино. Родители меня, по моей же просьбе, пару раз возили на пробы в «Мосфильм». Помню кучу народу в коридоре на пробы «Уроки французского». Я был из тех ребят, которых не утвердили. Но волнующее ощущение осталось.

— Значит, поступление в народный театр определило вашу будущую профессию. А как восприняли родители ваш выбор? 

— Они не слишком-то поддерживали эту идею. Но у меня характер упрямый, и они сдались. Причем я не поступил перед армией, но в армии прочитал кучу книг, хорошо подготовился и прошел сразу в два вуза — Школу-студию МХАТ и в Щукинское театральное училище. Выбрал Щукинское, где попал к Юрию Авшарову.

— Надо же, как вам повезло! Это был великий актер. 

— Все, что делал Юрий Михайлович, было каким-то из ряда вон выходящим событием в искусстве, в театре. Он был уникальным человеком. Мы были первым его курсом, я до сих их пор восхищен и люблю его. Поэтому недавно снял документальный фильм его памяти, который презентовал уже в «Доме актера» на Арбате, и он, надеюсь, появится на канале «Культура».

— Во многих ваших проектах так или иначе присутствует детская тема. Почему? 

— Так получилось, что я начал работать на канале СТС, который считается семейным. Поэтому проекты были связаны с детьми. Первый, в котором принимал участие, снимая его вместе с Эдиком Радзюкевичем, назывался «Кто в доме хозяин?» Там тоже были два ребенка, которые теперь уже взрослые и стали артистами. Потом четыре года я снимал «Папиных дочек», много детей было в нашем десятилетнем проекте «Шесть кадров». Ну и в «Ворониных» тоже.

— Насколько сложно режиссеру работать с детьми на площадке? Они же непрофессиональные артисты…

— Я обожаю работать с детьми. Я с ними никогда не «тютькаюсь» и разговариваю на равных, как режиссер с актерами. Видимо, это доверие располагает ребенка и дает результаты.

— Насколько дети в кино работоспо­собны? 

— Те, с которыми мне приходилось работать, — невероятные трудяги. Особенно на «Папиных дочках» — я до сих пор скучаю по этим девчонкам, хотя все они уже выросли. Но для меня они навсегда остались маленькими, невероятными. Я со всеми поддерживаю связь, мы переписываемся, они поздравляют меня с праздниками.  Конечно, работа режиссера строится на органике детей, на их причудах, чертах, их эмоциях. Иногда даже приходится корректировать что-то в сценарии специально под них.

— Каким вам запомнилось собственное детство? 

— Оно вспоминается веселым и радостным. Зимой — хоккейным, летом — с  круглосуточным гулянием до крика мамы с балкона. Это было время постижения жизни, причем самостоятельного. Сейчас я бы не отпустил своих детей гулять вот так, как отпускали нас. Мы в период каникул гуляли сутками! Бог берег от того, чтобы ничего плохого с нами не случалось. Хотя разное бывало: и смолой обжигало, и падали в речку…

— А драки на вашей родной улице случались? 

— Драк не помню. А вот потом, когда стал постарше, мы переехали на «Сокол». Вот там действительно наблюдалось противостояние двух маленьких районов. Были драки, в которых мы, совсем маленькие, наблюдали со стороны. Дрались стенка на стенку. Правда, один раз мне даже пришлось стоять в одной из стенок. Но тогда все быстро закончилось: зазвучала милицейская сирена, и вся большая компания драпанула в разные стороны. А вот сражения во дворах происходили частенько: играли в индейцев, в «Вождей Атлантиды», «Викингов»... Так сказывалась волшебная сила кино на наших неокрепших умах. «Убивали» друг друга деревянными палками, при этом было какое-то героическое ощущение жизни.

— А от хоккея этого героического ощущения не возникало? 

— Ну а как же! Мы же околачивались рядом с «ЦСКА»! И хоккейная легенда нашего главного клуба и сборной выходила во дворы.

— В подворотнях приходилось с друзьями выпивать? 

— В Советском Союзе мальчишки достаточно рано пробовали спиртное. У меня это случилось в выпускных классах. Мы с ребятами зимой пили водку — под соленый огурец и из чайных чашек. Хорошо помню, что поводом стал приезд Индиры Ганди в Москву.

— Сегодняшнему поколению не понять этих высоких отношений. Пить за приезд Индиры Ганди! А о своей первой влюбленности поведаете? 

— Ох, их было много, я рос влюбчивым парнем. Первый класс, в соседнем подъезде жила девочка, прекрасная, милая. Помню, как приходил к ней на день рождения и стеснялся страшно. Это было такое странное чувство, видимо, это и была первая влюбленность.

— Что вы, как отец «Папиных дочек», посоветуете родителям, которые хотели бы, чтобы их дети пошли в вашу профессию? 

— Актерская профессия — сложная, я бы не стал советовать кому-то идти в нее. Хотя тут советы бессмысленны, каждый идет своим путем. Если человек захочет, то надо пробовать. Своим детям я мог рассказать и о всех проблемах и прелестях профессии. Ну а дальше — шишки набивают.

ДОСЬЕ

Александр Жигалкин родился 1 февраля 1968 года в Москве. Доцент кафедры актерского мастерства эстрадного факультета РАТИ, а также член Академии российского телевидения. За скетч-шоу «6 кадров» Жигалкин получил ТЭФИ-2011 в номинации «Режиссер телевизионной программы».

Новости партнеров
Мы с соцсетях
Полезные ссылки