Судьба русского реализма в хороших руках: как прошла «Ночь искусств» в «Коломенском»

Судьба русского реализма в хороших руках: как прошла «Ночь искусств» в «Коломенском». Фото: Юлия Панова
Судьба русского реализма в хороших руках: как прошла «Ночь искусств» в «Коломенском». Фото: Юлия Панова

Ежегодная культурно-образовательная акция «Ночь искусств — 2018» прошла 4 ноября в столице. Корреспондент «Южных горизонтов» посетил музей-заповедник «Коломенское» и узнал много нового о судьбе реализма в живописи. 

Для гостей парка организаторы подготовили интересную программу: концерт «Вокальное наследие: диалог поколений», историко-художественная реконструкция в хоромах царя и экскурсии по дворцу Алексея Михайловича.

Когда я зашла на территорию музея-заповедника, то сразу отметила, как много собралось людей самого разного возраста. Здесь были и семьи с детьми, и нарядно одетые пенсионеры, которые пришли культурно просветиться.

Терем старших царевен дворца Алексея Михайловича. Фото: Юлия Панова
Терем старших царевен дворца Алексея Михайловича. Фото: Юлия Панова

Я же выбрала для себя встречу-дискуссию с молодыми художниками «Связь поколений», в рамках которой участники планировали обсудить судьбу реалистического искусства в современном обществе.

Дойдя до терема старших царевен дворца Алексея Михайловича, я воодушевилась атмосферой и была готова познавать азы живописи. Поднявшись по деревянной лестнице, я оказалась в одной из комнат, где собрались юные художники.

Модератором встречи выступил Виктор Маторин, член Международного союза художников. Он очень радушно встретил меня и сразу предложил выпить чай с конфетами, пока мы ждали остальных участников открытого занятия.

— Здесь собрались ребята, которые поступили на подготовительные курсы в академию живописи. Во время практического занятия мы пообщаемся, обсудим проблемы, которые волнуют их как абитуриентов. Я веду у них занятия, но в такой неформальной обстановке мы встретились впервые. Надеюсь, за время общения они не только научатся увереннее держать кисть, но и повысят знания в области реалистической живописи, — рассказал Виктор Маторин, сделав глоток горячего чая. — Девочки поступили в одну группу. Это самые заядлые и активные художницы из их потока. А встреча здесь первая. Вообще, хотелось бы сделать из этого традицию. Ведь детям и подросткам куда интереснее прийти, самим порисовать, а не просто сидеть и слушать абстрактные мысли по поводу искусства. Так ведь? — спросил художник у девочек, которые согласно закивали.

Виктор Маторин готовит основу будущего портрета. Фото: Юлия Панова
Виктор Маторин готовит основу будущего портрета. Фото: Юлия Панова

Тем временем участники раскрыли этюдник и начали готовиться к занятию, выдавив на палитру разноцветные краски и достав необходимые кисти. К нам присоединился Абдулла Халитов, студент четвертого курса историко-религиозного факультета, который учится по специальности художник-живописец. Сразу видно, что он уже профессионал — у него есть кисти всех размеров, богатая палитра красок и оттенков, а его движения четкие и уверенные.

Я же заняла позицию наблюдателя, чтобы не мешать творческому процессу. Неспособная изобразить даже ровный круг, я могла только неотрывно смотреть на мольберты, где происходило «волшебство».

Виктор Викторович подготовил место для модели, в роли которой выступила ученица третьего курса. После этого он достал холст, быстро закрасив его в фоновый бордовый цвет. Девочки с художником встали около одного мольберта. Абдулла решил работать отдельно и тоже начал делать первые наброски будущей картины.

— Сейчас я возьмусь за основу, набросаю силуэт, а дальше вы по очереди нарисуете детали, — ввел девочек в курс дела Виктор Маторин.

Как он пояснил позже, такой способ очень эффективен среди новичков: они учатся анализировать, видеть шероховатости в рисунке и быстро, а главное аккуратно исправлять ошибки, что тоже важно в творческом процессе. Такая «встряска» иногда полезна, чтобы не устать от статичных натюрмортов или статуй.

Изобразив очертания волос, голову и кофту, Виктор Маторин дал возможность порисовать и другим, передавая кисть.

— Да не бойся ты! Начни с волос! Смотри, у нее объема сзади не хватает! Можешь свитер подрисовать, видишь, как на него тень падает! Теперь глаза, потом будет проще изобразить лицо,— подсказывают девочки, смотря то на модель, то на холст. Видно, что они уже загорелись этой идеей и хотят выполнить работу качественно.

Творческий процесс. Фото: Юлия Панова
Творческий процесс. Фото: Юлия Панова

Я заметила, как художницы понемногу начинают смелеть, их движения по холсту с каждым набором краски с палитры становятся увереннее. Вот уже и черты лица стали узнаваемыми.

Во время работы мы сделали несколько перерывов, потому что Ане, модели, сложно сидеть и не двигаться очень долго. Во время отдыха мы выпили еще по кружечке чая, поговорив о том, могут ли существовать разные виды живописи в одном мире.

— Каждый художник имеет право выбора. Неправильно называть все, что сейчас происходит в культурной жизни, современным искусством. Человек должен сам выбрать, хочет он рисовать парадные портреты, абстрактные пейзажи или «Черный квадрат». Главное – получить классическое художественное образование. С ним уже можно выбрать и творить в любом стиле или, например, искусствоведом стать. В школе преподавать или в высшем учебном заведении, — рассказывает Виктор Викторович, когда мы возвращаемся к мольбертам, а рядом с ним стоит Аня.

Финальные штрихи и портрет готов. Фото: Юлия Панова
Финальные штрихи и портрет готов. Фото: Юлия Панова

— Мне кажется, нос не похож. Какой-то он… короткий, что ли, — отмечает она, рассматривая свой портрет.

— Слышали, девочки? — спрашивает Виктор Маторин.— «Заказчику» не нравится нос, значит, следующий переделывает его. И губы немного сдвиньте влево, а то они куда-то не туда уехали.

Пока происходила «пластическая операция», он рассказал несколько смешных историй из жизни, когда во время работы художника прохожие «профессиональным» взглядом оценивали работу.

— Ну а что поделать? Мы работаем в таком жанре: если не похоже — значит не похоже, нужно переделывать. Это современное искусство позволяет фантазировать. Сказал: «Я так вижу!» — и никто не придерется». А попробуйте портрет сделать не похожим или здание нарисовать «на свой манер», — говорит Виктор Викторович, пока мы наблюдали за тем, как девочки исправляют ошибки.

В это время на холсте Абдуллы портрет Ани тоже почти готов. Они с Виктором Викторовичем общаются о выставке выпускников академии, планируют съездить туда, чтобы посмотреть работы.

Через почти два часа на меня с мольберта смотрят два портрета. У них разные ракурсы, поэтому сложно сравнить, какой получился лучше. Для меня любой портрет, который нарисовали за 120 минут, является шедевром. Ане тоже понравился результат.

Фото на память о «Ночи искусств — 2018». Фото: Юлия Панова
Фото на память о «Ночи искусств — 2018». Фото: Юлия Панова

— Не зря сидела и мучилась, — пошутила она, делая небольшую зарядку, чтобы размять затекшие мышцы.

Девочки закрывают краски и убирают художественные принадлежности. Абдулла делает последние штрихи, доводя картину до совершенства.

Вот и закончился урок. Я поблагодарила Виктора Матюрина за интересный вечер, пожелала удачи девочкам. Надеюсь, они поступят в академию, как и планировали. Когда я завязывала шарф, они обсуждали, что было бы безумно интересно взять один большой холст и такой же дружной компанией написать пейзаж или, например, тоже позвать модель.

Поэтому интуиция мне подсказывает, что судьба русского реализма в хороших руках.

Мы с соцсетях