Актриса, народная артистка СССР Вера Васильева: Мои героини были на 25 лет моложе

Актриса, народная артистка СССР Вера Васильева: Мои героини были на 25 лет моложе. Фото: Евгений Биятов / РИА Новости
30 сентября 2015 года. Актриса Вера Васильева в роли Ирмы Гарленд в сцене из спектакля Театра сатиры «Роковое влечение». Фото: Евгений Биятов / РИА Новости

Народная артистка СССР Вера Васильева в день своего 93-летия вышла на сцену Театра сатиры в премьерном спектакле «Вера», в котором рассказала, что ее творческий путь начинался на сцене театральной студии ЗИЛа.

— Вера Кузьминична, сегодня трудно поверить, что обладательница двух государственных премий СССР, актриса, которую зрители боготворили после исполнения роли Графини в спектакле «Женитьба Фигаро» и после фильма «Сказание о земле Сибирской», начинала свой творческий путь так скромно?

— Ну, а что тут удивительного? Я была девочкой, жила на Чистых прудах, бегала в театральный кружок к Петру Штейну в переулок Стопани. А потом он стал руководить кружком на Заводе имени Сталина (позже завод имени Лихачева (ЗИЛ). — «ЮГ») и я стала ездить туда к нему, через всю Москву. Там мне доверили в спектакле по Лермонтову выход в одной из массовых сцен. Я нафантазировала биографию своей героине. Придумала, что она любит юношу, он любит ее, но родители не разрешили им встречаться, и тогда эта девушка стала молодой монахиней. Поэтому когда начинался наш проход из одного конца сцены в другой, то все шли просто так, а я шла и плакала, потому что думала о своей несчастной любви. Штейн это заметил, подозвал меня к себе и удивленно спросил, почему я плачу. Я объяснила. И он меня похвалил: «Вот так на сцене надо верить, и тогда ты будешь актрисой». Это ободрение стало для меня серьезной опорой. И я поступила в театральное училище. Моими любимыми спектаклями юности были «Синяя птица», «Мертвые души» во МХАТе, поставленные еще Станиславским. Там же я видела «Три сестры», в финале которого плакала, так жалко мне было героинь. А кумирами и богинями театральной Москвы в то время были великие Андровская, Еланская, Бабанова. И совершенно неземная Алла Тарасова, которая бросалась под поезд в только что поставленной Немировичем-Данченко «Анне Карениной». Хорошо помню, как в минуту отчаянья Анна кричала в зал: «Туда! Туда, на самую середину! Господи, прости меня!» Завороженная, покоренная, очарованная, я хотела работать только в театре.

— Однако вас заметило и кино. Ходит легенда, что в список награжденных государственной премией артистов, снимавшихся в картине «Сказание о земле Сибирской», вас, студентку, вписал сам Иосиф Сталин?

— Я попала на эту картину так: в раздевалке театрального училища появилась ассистентка Ивана Александровича Пырьева, который собирался снимать «Сказание о земле Сибирской». Одета я была в бедное пальтишко, туфли на низком каблуке и капор. Она-то и пригласила меня на пробы: Пырьеву нужна была молоденькая девушка, наивная, «кровь с молоком». На следующий день на «Мосфильм» я явилась в лучшем платье своей сестры из синего креп-сатина и на каблуках, на которых ходить не умела. Пырьеву это решительно не понравилось. Он заставил меня расчесать волосы, надеть костюм Настеньки. А потом велел скомкать узлами два чулка и решительно засунул их в мое декольте, соорудив пышную грудь, которой у меня не было. А моим партнером был уже любимый зрителями артист Борис Андреев. Фильм вышел. К премии я сначала представлена не была, но мне потом рассказали, что Сталин, посмотревший картину, спросил: «А где нашли эту прелесть?» И меня тут же включили в список. Обрушившаяся слава застала меня врасплох: я всячески тушевалась.

— После подобного триумфа вас должны были снимать в кино бесконечно. Почему этого не случилось?

— Возможно, виной стала одна история. Уже после премьеры мы встретились с Иваном Александровичем в гостинице «Москва» для разговора. Дело происходило у него в номере. Он привлек меня к себе со словами: «А как ты меня отблагодаришь?» ...Я боролась с ним, как настоящая деревенская девка. В итоге он, рассердившись, обронил: «Больше ты в кино сниматься не будешь!» А он был директором «Мосфильма». Не знаю, сдержал ли он обещание или просто режиссеры меня не видели в других ролях, но обвала предложений так и не последовало.

— У вас сегодня пять главных ролей в пяти разных спектаклях. Не тяжело жить в таком ритме?

— Ну, сейчас я играю уже не так часто, как раньше. Но расставаться со сценой не хочу: это моя жизнь, мне есть чем делиться со зрителями. Жизнь делала мне много подарков. Подарком было предложение сыграть в Малом театре графиню в «Пиковой Даме» режиссера Андрея Житинкина.

Я никогда не мечтала о «Пиковой Даме», всю жизнь думая, что это — не моя роль, что я — не роковая женщина. Тем более что я не сыграла ни одной роли старухи, мне на сцене всегда было лет на 25 меньше, чем в жизни. И забывая, что мне в реальности на десять лет больше, чем моей героине, я мучилась, что мне не поверят. В итоге стала сморкаться, кряхтеть, сопеть, всем своим видом говоря, что «и вы будете такими же», чем очень смешила партнеров.

Другим подарком судьбы стала роль Ирмы Гарленд в «Роковом влечении» тоже режиссера Андрея Житинкина в Театре сатиры к моему 90-летию. Роль эта абсолютно выражает сущность актрисы со всеми ее достоинствами и недостатками. Ну и совсем недавно, в день своего 93-летия, я решилась на новый и очень откровенный спектакль «Вера». Мне всегда хотелось рассказать зрителям о трудностях и радостях нашей профессии.

Это исповедь, это моя правда, моя благодарность тем людям и ролям, которые помогали мне жить.

ДОСЬЕ

Вера Васильева родилась 30 сентября 1925 года. Дебютировала в кино в картине «Близнецы». Ее фильмография насчитывает более 40 картин. С 1948 года — актриса Московского академического театра сатиры. Сыграла свыше 60 ролей. Автор мемуаров «Продолжение души» и « Золушка с Чистых прудов».

Новости партнеров
Мы с соцсетях
Полезные ссылки