Режиссер, сценарист, актер Гарник Аразян: Великие актеры в меня верили

 6 декабря 2018 года. Режиссер, сценарист, актер Гарник Аразян на творческом вечере в культурном центре «Авангард». Фото: Пелагия Замятина
6 декабря 2018 года. Режиссер, сценарист, актер Гарник Аразян на творческом вечере в культурном центре «Авангард». Фото: Пелагия Замятина

В культурном центре «Авангард» прошел творческий вечер академика евразийской академии телевидения и радио, обладателя многих международных наград и премий кино, режиссера, сценариста, актера и музыканта Гарника Аршавировича Аразяна.

— Гарник Аршавирович, чем удивляли зрителей нашего Южного округа, пришедших на встречу с вами?

— Я только что закончил производство очень веселого полнометражного художественного фильма «У Шекспира все можно», причем сделал его совершенно бесплатно — без государственной поддержки и спонсоров. Это полноценная картина, где у меня играет полтора десятка артистов.

Один из них, например, тот, который играет Яго, — приезжал на съемки из Санкт-Петербурга за свои деньги и потом уезжал — настолько ему понравился сценарий. Фильм мы снимали четыре года. Его я и показал зрителям. По сути это один из первых показов. Еще читал свои короткие рассказы, показывал куски своего фильма «Поженились старик со старухой» с двумя гениальными советскими актерами — Алексеем Грибовым и Анастасией Зуевой.

— Какой-то беспрецедентный случай — никто из вашей съемочной группы ни копейки не получил, все снимались бесплатно, и фильм доведен до конца. Чем вы объясняете такое бескорыстие в наше корыстное время?

— В свое время Алла Сурикова сняла комедию «Чокнутые» о том, как на Руси делаются энтузиастами все крупные проекты, и именно таковые и доходят до логического завершения. Со мной работала команда вот таких чокнутых артистов, которые хорошо, от души делали свое дело. Многие люди шли нам навстречу, вовлекаясь в этот творческий процесс. Например, часть фильма мы снимали в помещении высотки на Таганке, в кафе кинотеатра «Иллюзион».

Сейчас делают бесплатные фильмы, где заняты 1–2 актера. Но чтобы 30 человек на голом энтузиазме работали без копейки четыре года — это действительно нонсенс! Я это объясняю тем, что у нас не перевелись на Руси хорошие люди, любящие свое дело. Они поверили и в меня тоже, в режиссера. Если в режиссера не верят, то никто не придет ночью сниматься.

— А о чем ваша комедия?

— Она новогодняя. Если в двух словах: о том, как уличные попрошайки стали продюсерами фильма и вся труппа получила в Лос-Анджелесе «Оскар». Когда-то этот мой рассказ напечатала наша цеховая газета «СКНовости» (Новости Союза кинематографистов. — «ЮГ»). Я сделал английские субтитры, и теперь комедия поедет по всем мировым международным фестивалям.

— Вы работали с выдающимися артистами на площадке — Грибовым, Зуевой, Смоктуновским, Павловым. Какими они вам запомнились?

— Они были как дети. Это, помимо их гениальности, великая школа культуры, воспитания, этики. Это — великие люди. Смоктуновского, например, я снимал в фильме «Заколдованные». Он много выдумывал, но мне всегда говорил, что финальный выбор — за режиссером, и он сыграет то, что будет в итоге лучше всего работать на режиссерский замысел. Великие слушались, как дети. Чего я не могу сказать о некоторых артистах, которые пытаются строить из себя звезд, ничего особого не представляя собой в творческом плане.

— В вашей биографии есть целый цикл из восьми фильмов, посвященных Шагалу, Ван Гогу, Сарьяну, Тулуз-Лотреку, Кранаху-старшему, Мунку, Модильяни, Дали. Почему вас заинтересовал цикл «Мировые шедевры»?

— Меня кто-то однажды попросил снять фильм про Шагала. Но после съемок осталось много не вошедших в фильм материалов. Мне было жалко, что они пропадают, и я смонтировал на студии у друзей первый 13-минутный фильм, подложив под него классическую музыку, без единого слова. Я считаю, что когда дело доходит до обсуждения побуждающей силы творчества, то наиболее точной является фраза «когда бы вы знали, из какого сора растут стихи». Критики обычно пишут, что «художник сделал мазок, движимый такой-то идеей». Но это не так. Что думал тот или иной художник, кладя мазок на холст, известно только ему одному. Может, он в этот момент хотел все бросить и пойти выпить чашку кофе. Поэтому я и сделал фильмы без слов.

— В свое время вы активно увлекались марионетками. Как в жизни серьезного мужчины возникли куклы на ниточках?

— Я человек совсем не серьезный. Да, у меня был свой театр марионеток, который ездил по стране, гастролировал в Сочи. Учась во ВГИКе, я периодически мотался в Ереван. Там мой друг как-то попросил меня написать пьесу для местного кукольного театра. Потом я познакомился с главным режиссером театра марионеток Ленинакана и написал для них пьесу «В воздухе парили двое». Тогда мне рассказали о существовании кукольного национального героя — марионетки, которая не только танцует и поет, а может еще и поднять с пола платок. Для нее такой трюк технически сложный. Я все это прослушал и решил сделать такую куклу сам. И сделал. Это положило начало моему театру марионеток.

— Что вы хотите пожелать нашим читателям?

— Новый год — это новые надежды. Я желаю всем поменьше заглядывать в паспорт на дату рождения — это всего лишь цифры, и помнить, что жизнь прекрасна! В любом возрасте. Потому что это — жизнь.

Новости партнеров

Цитата дня

Мы с соцсетях
Полезные ссылки