Алексей Дындыкин: Кино никогда не заменит театр

В этом году профессиональный праздник День работника культуры стал для 60-летнего актера Театриума на Серпуховке Алексея Дындыкина особенным. Фото: Наталья Феоктистова
В этом году профессиональный праздник День работника культуры стал для 60-летнего актера Театриума на Серпуховке Алексея Дындыкина особенным. Фото: Наталья Феоктистова

В этом году профессиональный праздник День работника культуры стал для 60-летнего актера Театриума на Серпуховке Алексея Дындыкина (на фото) особенным. В здании столичной мэрии он получил звание Почетный деятель искусств города Москвы и медаль. Награду артисту вручил мэр Москвы Сергей Собянин.

— Конечно, я, как и все приглашенные на торжественную церемонию в Белый зал, соблюдал дресс-код.

— Фрак, бабочка?

— Нет, галстук, бабочку я терпеть не могу. Солидный костюм, правда, с футболкой. Современная мода диктует более демократичный стиль в одежде.

— Алексей, вы гордитесь новым званием?

— Награда — это всегда подведение итогов или аванс. Я отношусь к званию как к авансу. Мне хочется еще что-то делать. Хотя награда — это приятно, но работаю я не для этого.

— Вы служите в театре 27 лет, сыграли в сотнях постановок. Какие роли для вас самые любимые?

—  Из последних мне нравится мой проект «Сказки у печки». Мы взяли и превратили малый репетиционный зал в красивую избушку, которая вмещает всего 30 зрителей. Это такой контактный моноспектакль под названием «Сказки про Бабуягу». Я там рассказчик.

— Откуда у вас появилась такая идея — рассказывать сказки? Ведь удержать малышей возрастом до пяти лет на месте очень сложно и секунду. А у вас спектакль длится 45 минут. Как справляетесь?

— Я читаю придуманные мною сказки по ролям. У меня нет кукол, нет костюмов, мои помощники — голос и актерское мастерство. Но все новое — хорошо забытое старое. В старину, когда взрослые уходили из деревни на работу, в поля, ребятишек оставляли их дедушкам, которые развлекали малышню сказками и легендами. Это была культура общения. И наша задача — воскресить этот способ взаимодействия.

— Но тогда не было мультиков, гаджетов.

— Живое общение бесценно. Театр — вечное искусство, которое никогда не умрет. Кинематограф, каким бы великим он ни стал, не сможет заменить театр с его живым общением. Во время спектакля маленькие зрители мне помогают, по моей просьбе они шумят, шипят, отгадывают загадки. И я вижу их сверкающие заинтересованные глаза, радость, переживания.

— Второй ваш авторский спектакль, «По щучьему велению», вы тоже один ведете?

— Второй мы делаем с моим коллегой Владимиром Антиповым. Он, кстати, тоже вместе со мной получил звание Почетный деятель искусств города Москвы и медаль (об этом артисте мы расскажем в следующих номерах. — «ЮГ »). В этой постановке Владимир играет Емелю, а я придуманного персонажа — театрального домового по имени Шишок. Это такой добрый и мудрый дедушка.

— Алексей, вы себя называете дедушкой. Но вряд ли кто-то поверит, что вам 60 лет. Как вы сохранили такую форму?

— Я не пью, не курю, занимаюсь физической культурой. Зимой катаюсь на лыжах, летом на велосипеде. Сейчас в Москве столько парков, что найти удобную велодорожку не составляет никакого труда.

— Алексей, а какое у вас хобби?

— Я увлекаюсь охотой. Последние годы мы с друзьями ездим в рязанские леса, в глушь. Охочусь исключительно на птиц, хотя в свое время стрелял и лосей, и кабанов.

— Вспоминая картину Василия Перова «Охотники на привале», хочется спросить о ваших трофеях.

— Не люблю тех, кто хвалится своей добычей, иногда даже привирая. Для меня охота — это прежде всего общение с природой. Полное в нее погружение. Я знаю, для многих охота — сервис. Ты приехал, тебя посадили на вышку, и ты расстреливаешь с высоты бедных животных. Так вот, это не охота, я считаю, а отстрел. А когда ты идешь в лес один, понимаешь, что зверушки находятся в своей среде обитания, а ты нет. У них лучше слух, обоняние, чем у людей. И у них есть возможность убежать, спрятаться, чем звери искусно пользуются. В этом и есть прелесть охоты. Ты один на один с природой.

— Неужели вам их не жаль?

— Вопрос жалости решается один раз. Если ты взял ружье. Все, ты себе на него уже ответил.

— На сцене вы артист, в лесу — охотник, а дома?

— Папа двух дочерей. Они абсолютно разные. Старшей, Кате, 35 лет. Она, как и я, человек творческий, окончила архитектурный институт. Правда, ни одного дома она не спроектировала, зато они с мужем создали свой ювелирный бренд. Они разрабатывают дизайн украшений, а еще ведут в Британской академии дизайна ювелирные курсы. А младшая, ей 33 года, посвятила себя медицине.

— В театр дочки приходят?

— Конечно, причем не только на премьеры. Бывает, позвонят: «Папа, можно прийти?» Конечно. Для них всегда открыты двери — и моей души, и театра. Наш прекрасный руководитель Тереза Дурова сделала театр вторым домом, в котором приятно находиться.  

Новости партнеров

Цитата дня

Мы с соцсетях
Полезные ссылки