Лев Лещенко: Впервые услышал свою песню на «Варшавской»

Народный артист РСФСР Лев Лещенко. Фото: PERSONASTARS
Народный артист РСФСР Лев Лещенко. Фото: PERSONASTARS

Народный артист РСФСР Лев Лещенко (на фото) прожил несколько лет на территории нынешнего района Чертаново Северное. В 1971–1974 годах у него была квартира в доме № 2 по Кировоградской улице.

— Лев Валерьянович, как вы там поселились? Построил кооператив.

Я еще с первого-второго курса института начал зарабатывать — ездил на гастроли с Музыкальным театром имени Станиславского и Немировича-Данченко.

Потом стал солистом Театра оперетты, тоже много перемещался по стране. Мы с женой (первой супругой, певицей Аллой Абдаловой. — «ЮГ».) выступали в так называемом «легком» жанре, мы и публикой принимались лучше, и зарабатывали больше остальных. Так что года через три-четыре я уже смог построить свою первую квартиру.

— Но далековато от центра!

Да. Я работал тогда еще и на радио, должен был «живьем» выходить в эфир пятнадцать раз в месяц. Нужно было приезжать к 10 утра, не раньше и не позже, и исполнять романсы и оперные арии в сопровождении огромного оркестра. Встаешь в 7:30, голос в такую рань, естественно, не звучит. Распевался, в 8:30 выходил — и начиналось путешествие через всю Москву на троллейбусах и метро, на Пятницкую улицу или на Качалова (так в 1948– 1993 годах называлась Малая Никитская. — «ЮГ»). Оно занимало 1 час 20 минут в одну сторону. Приезжал порой в таком «разобранном виде», что даже не радовал звучащий перед твоим выступлением елейный голос диктора: «Перед нашим микрофоном — молодой солист радио и телевидения Лев Лещенко! Римский-Корсаков, «Октава»...»

— Машины у вас не было?

Не было. До метро «Варшавская» от моего дома приходилось ехать четыре остановки на автобусе. А на него постоянно стояли очереди. В них никто не толкался, народ был воспитанный — коммунистическая мораль и нравственность были не пустым звуком. И я стоял в очереди вместе со всеми. Брал с собой книжку, а иногда — маленький приемник-«мыльницу», ловивший главные радиостанции. И вот однажды по дороге домой, подкрутив настройку «мыльницы», услышал знакомую мелодию. Господи, думаю, да это же «Белая береза», которую поет какой-то тип довольно заунывным голосом. И такая меня взяла обида на композитора Шаинского: «Вот, сволочь, поматросил и бросил, а потом дал спеть кому-то там еще...» В этот момент звучит голос диктора: «Вы прослушали новую песню в исполнении певца Льва Лещенко». И тут только до меня доходит, что я ни разу не слышал свой голос в эфире!

— После этого, наверное, вас стали узнавать соседи?

Нет, я же был известен только на радио. По телевизору меня стали показывать только после 1972 года, когда я получил первую премию в Сопоте и стал лауреатом «Золотого Орфея». Но раньше не было такого количества телепрограмм, как сейчас. Даже Юрия Левитана никто в лицо не знал. И потом, у меня было 30–40 концертов в месяц, плюс радио, так что в Чертаново приезжал только спать. В 1974 году я построил еще один кооператив — в Сокольниках, оттуда удобнее было добираться до работы. Владеть двумя кооперативами было нельзя, так что квартиру на Кировоградской пришлось сдать обратно.

— И все-таки вы что-то помните про Чертаново?

Наша улица состояла из только что построенных типовых блоковых девятиэтажек. Жизнь среди новостроек давала определенный импульс, настраивала на плодотворное будущее. Люди годами ожидали квартиру, но зато когда начинали возводить новый дом, это делалось быстро. Не было долгостроев, которых теперь полно. Так что ожидание превращалось в процесс не менее приятный, чем заселение. Мы, правда, купили квартиру в уже готовом доме. Было достаточно чисто и комфортно, никаких свалок. ЖЭКи трудились исправно. Что еще? Помню прекрасный магазин «Океан», до которого тоже надо было добираться на автобусе. Конечно, выбор морепродуктов был не такой, как в современных магазинах, но какая-то рыба там была.

— А в поликлинику местную, например, ходили?

Лет до 40 я вообще не знал, что такое поликлиники, — лечиться было не от чего. Лечил только горло в поликлинике Большого театра.

— Вы бывали впоследствии в тех местах?

Однажды у меня была встреча со школьниками в районе Чертанова. Я заехал туда и ничего не соображал — где я, что я. В мое время там было две улицы — Кировоградская и Сумской проезд. А теперь все так изменилось, похорошело, выросли новые кварталы. Мне вообще нравятся современные спальные районы — там все очень благоустроенно.

Любопытно

В одном из недавних интервью 77-летний Лев Лещенко признался, что секрет его прекрасной физической формы — регулярные занятия на тренажерах и плавание. Он также старается побороть привычку есть на ночь: «Перед сном думаю о... том, как бы уснуть с пустым желудком, а не сорваться и не пойти к белому другу — не схватить кусок колбасы».

Новости партнеров

Цитата дня

Мы с соцсетях
Полезные ссылки