Анатолий Мукасей: Я снимал кино, привязанный тросом к самолету

Апрель 2013 года. Анатолий Мукасей на премии «Ника» в Театре оперетты. Фото: Personastars
Апрель 2013 года. Анатолий Мукасей на премии «Ника» в Театре оперетты. Фото: Personastars

К парку «Коломенское» у кинооператора Анатолия Мукасея отношение особенное, здесь он в свое время с супругой, кинорежиссером Светланой Дружининой, снимал фильм о гардемаринах. Сегодня тандем Дружинина — Мукасей работает над продолжением этой приключенческой истории. Кинооператор часто повторяет, что мало кто из зрителей задумывается над тем, что видит фильм глазами оператора. Именно глазами Анатолия Мукасея мы увидели нашу Москву не только в картине но и в фильмах «Берегись автомобиля», «По семейным обстоятельствам», «Большая перемена» и многих других.

— Анатолий Михайлович, как изменилась столица за те пятьдесят пять лет, которые вы ее снимаете?

— Столицу я снимать люблю — город кинематографичен и красив. Тем более сейчас, когда появились замечательные дороги, нарядные дома, улицы стали ухоженными, тротуары — широкими. В каждом из фильмов, которые я снимал — а их около пятнадцати, — я пытался так или иначе запечатлеть Москву — и в «Берегись автомобиля», и в «Большой перемене», и в картинах «По семейным обстоятельствам» и «Не будите спящую собаку». Что-то из этого снималось, конечно, в мосфильмовских павильонах, но это ведь тоже — Москва.

— А трудно из сегодняшнего дня снимать столицу, скажем, периода вашего детства?

— В детстве я жил в Малаховке, под Москвой. В нашей ледяной комнате, где было прожито несколько лет, на стенах зимой виднелся лед, мы их закрывали одеялами. Семья была большая, а отношения оставались прекрасными: скученность на них никак не влияла.

И самой вкусной едой в тот период считался черный хлеб, посыпанный сахарком. Это я к тому, как все изменилось в нашей жизни.

Снимать из сегодняшнего времени такое действительно непросто. Среди игр, например, любимой была такая — зимой зацепиться крючками за грузовые машины и ехать по накатанному снегу. Мы гоняли на коньках-снегурках с закрученными вверх носами. А летом дрались стенка на стенку.

А потом я некоторое время жил на Песчаной улице, у нас был балкончик. И когда выходил на него, то видел еще не застроенное Ходынское поле, где стояли самолеты, вертолеты. Стоял огромный Б-52, и нам говорили, что это самолет Василия Сталина.

— К этому периоду и относится тот момент, когда вы испытали на себе магию фотоизображения?

Январь 1983 года. Справа налево: Анатолий Мукасей на съемках фильма «Чучело» с исполнительницей главной роли Кристиной Орбакайте и режиссером картины Роланом Быковым. Фото: Николай Малышев,/ТАСС
Январь 1983 года. Справа налево: Анатолий Мукасей на съемках фильма «Чучело» с исполнительницей главной роли Кристиной Орбакайте и режиссером картины Роланом Быковым. Фото: Николай Малышев,/ТАСС

— Фотоаппарат у меня появился после войны, мне его подарил отец. Помню, как впервые сфотографировал ребят из класса, стал печатать снимки.

Я пришел в неописуемый восторг, когда при проявлении фотокарточки на бумаге стали проступать знакомые лица. Схватив ее, выбежал во двор, а карточка на моих глазах почернела. Я плакал навзрыд, лишь вечером, вернувшийся с работы отец, объяснил, что нужно не только проявить, но еще и отфиксировать фото. В тот вечер я понял, чем буду заниматься в жизни.

— Оператор, видимо, ходит по Москве иначе, чем обычные люди?

— Операторы подсознательно взглядом отбирают натуру, которая была бы изобразительно интересна и необычна. Такой натурой могут стать в том числе и московские улицы с их бешеным движением. Вот, например, сцену погони в «Берегись автомобиля» мы снимали в центре, в самом узнаваемом месте — на Садовом кольце.

По меркам сегодняшних съемок, это было сумасшествием. Троллейбус, машины, сам Смоктуновский в машине — все это просто снималось по ходу, ничего специально не организовывалось. Единственное, что было организовано, это то, что за машиной Смоктуновского у нас ехало еще пять автомобилей, которые немного задерживали поток.

В Москве, кстати, можно при желании найти все что угодно.

— А нынешние москвичи, на ваш взгляд, отличаются от прежних?

— Очень. В магазине, например, можно любоваться не столько на украшения, которые лежат на витрине, сколько на девушек, которые их разглядывают. Красавицы! И к тому же все стали так замечательно и ярко одеваться. А вот в метро, напротив, много людей в темном, особенно мужчины.

И все уткнулись в телефоны. А раньше все ездили с книгами, читали. А сегодня играют. И лица изменились.

— Профессия оператора не только требует умения наблюдать, но еще ведь и мужества определенного?

— Наверное. В «Гардемаринах», например, все связано с проскоками, приходится снимать рядом с мчащимися лошадьми, а я их всегда боялся как огня.

Я снимал даже с самолета. Однажды во время съемок я, привязанный тросом, с камерой вывалился из открытой двери. Причем поскольку в тот момент снимал, то этого не заметил. Лишь почувствовал, что ветер усилился. Меня вынесло на тросе, а потом также внесло обратно. Хорошо помню бледное лицо артиста Олега Борисова, который только и смог произнести: «Ну ты даешь».

Да, операторский труд — очень тяжелый физически, и в чем-то опасный. Но операторский цех в российском кино — самый дружный, сумевший сохранить традиции. Это особый клан, особые люди.

Досье

Анатолий Мукасей родился 26 июля 1938 года в Ленинграде. Окончив операторский факультет ВГИКа, работал оператором-постановщиком киностудии «Мосфильм». Лауреат Государственной премии СССР, заслуженный деятель искусств РСФСР, народный артист Российской Федерации

Новости партнеров

Цитата дня

Мы с соцсетях
Полезные ссылки