Столбовая дворянка по танцам

Почетный житель района Наталия Прахова. Фото: Дарья Смирнова
Почетный житель района Наталия Прахова. Фото: Дарья Смирнова

Она могла умереть от голода в первые месяцы войны, но судьба вовремя подбросила ее семье спасательный круг. Ей навязывали спорт, но она выбрала танцы. Ее хотели переселить в далекую Карелию, но она осталась в Москве и покорила весь мир.

— Да не умею я красиво стоять, — отказывается фотографироваться почетный житель района Наталия Прахова. — Работать только умею. Глядя на педагога народного коллектива — ансамбля танца «Аленушка», ни за что не подумаешь, что она вышла из простой рабочей среды. Осанка, манеры, речь... О таких, как она, говорят: «среда воспитала».

1961 год. Портрет артистки для афиши Московского мюзик-холла. Фото: из личного архива
1961 год. Портрет артистки для афиши Московского мюзик-холла. Фото: из личного архива

Всегда тянуло на сцену

— Мне крупно повезло, что после нескольких голодных месяцев в узбекском Коканде мой двоюродный дядя забрал нашу семью в Иркутск. Там я пошла в хороший садик при авиационном заводе. Не обладая в детстве какимито особенными талантами, на всех праздниках просилась танцевать, — вспоминает за чашкой чая Наталия.

В эти летние дни в Центре досуга «Нео-XXI Век», где мы встретились, непривычно тихо. Даже никто не отрабатывает у станка базовый элемент в хореографии — релевелянт. Почти 70 воспитанников Праховой разбежались на каникулы. Поэтому есть немного времени поностальгировать по бурной молодости.

— В школу я пошла уже в Москве. Когда я училась в 6-м классе, в пионерском лагере я встретилась с замечательным хореографом Татьяной Сац, сестрой той самой Натальи Сац. Я тогда занималась баскетболом, спортивной была, но попрежнему замирала от восторга, наблюдая за танцами, — с улыбкой рассказывает моя героиня.

Талантливый педагог не сразу разглядела в Праховой перспективную «звездочку» и все же согласилась взять ее в свой танцевальный коллектив. В студии клуба имени Л. Кагановича, который находился в Летниковском переулке, угловатого подростка Наташу стали превращать в балерину.

— Татьяна Александровна долго меня называла «столбовой дворянкой». Не за происхождение, а за схожесть со столбом: за негнущиеся ноги, руки, спину, — смеется Наталия.

Педагог досталась Праховой талантливая, но жесткая. Слез и пота, признается моя собеседница, было пролито немало.

— Но плакала я не от боли или усталости, а скорее от обид. Мне казалось, что она меня не любит. Она в жизни-то золотой человек была, а в работе — зверь, укусить могла, — объясняет Прахова. — А помощник ее, Григорий Егоров, тот нас даже бил наотмашь ладонью пониже спины. Вбил на всю оставшуюся жизнь в нас «дробушку» (дробь в народном танце), никогда не забуду.

Вместо фабрики — мюзик-холл

По окончании учебы в студии Татьяны Сац мою героиню распределили в национальный ансамбль песни и танца «Кантеле», в Карелию. Но 17-летнюю Наталию в такую даль не отпустила мама. Казалось, карьера танцовщицы навсегда оборвалась.

Наташа Прахова устроилась работать на ткацкую фабрику, туда, где испокон веков трудились почти все ее родные. Но в мае 1960 года был объявлен набор в новую музыкальную труппу для сезонного спектакля, что-то вроде представления для мюзик-холла. Несмотря на свою любовь к народному танцу, Прахова решилась попробовать себя в новом жанре.

1958 год. Наталия в 10-м классе. Фото: из личного архива
1958 год. Наталия в 10-м классе. Фото: из личного архива

— Чем работать на фабрике, лучше уж танцевать в мюзик-холле, — оправдывается моя собеседница.

Новая программа пришлась по душе большим чиновникам, и было принято решение о создании нового театра, Московского мюзикхолла.

— Я стала артисткой хореографического ансамбля «Радуга». Какие у нас звезды пели — Майя Кристалинская, Артур Эйзен, Юрий Гуляев, Нани Брегвадзе! В жизни это были чудесные скромные люди, — с уважением отмечает Наталия.

Каждое выступление звезд советской эстрады артисты «Радуги» сопровождали каким-нибудь красивым танцевальным номером. Спектакли ставились по специально написанным сценариям. Так, например, один посвятили полету Юрия Гагарина.

— Юрий Алексеевич часто приходил в театр, отдыха л в отдельной ложе, заглядывал к нам в гримерки, — вспоминает Наталия Прахова. — Он был душевный, простой, нормальный мужик. Как-то решили сфотографироваться. Но у нас столько и народа в театре не было, сколько желающих тогда набежало запечатлеть себя с ним рядом.

Не забыть Праховой и долгие овации, которыми сопровождалось каждое выступление нашего мюзик-холла за рубежом. Но больше всего и сегодня ее волнуют неожиданные бытовые сценки из той прежней жизни. Советским балеринам было стыдно перед «заграницей» за свой скромный повседневный гардероб.

— А тут вдруг про нас пошел по всему Парижу слух как о миллионершах. Разнесли его горничные, убиравшие наши номера в отеле, — эмоции Праховой, как и 50 лет назад, бьют через край.

Оказалось, впечатление на французов произвели хлопковые пижамы и халатики балерин. Натуральные ткани за границей в те времена были немыслимой роскошью. Наши же гастролеры везли домой чемоданами импортный нейлон и капрон. Вместо условленного часа мы общаемся с Наталией уже больше двух часов. И чай вкусный, и, конечно, безумно интересны воспоминания. Хронику сегодняшних дней добавляет Татьяна Устинова, второй педагог ансамбля «Аленушка». Последние 29 лет в стенах центра «НеоXXI Век» происходит чудо рождения народного танца под руководством этих двух замечательных хореографов.

— Зал у нас небольшой, сами видите, — знакомит с «тренировочной площадкой» Наталия Прахова. — Но отказать в приеме никому не могу. Детей люблю, строгой быть не умею. С нами уже многие выросли, от 5 лет до 28. О коллективе москвичи знают — редкий праздник в Южном округе проходит без «Аленушки».

Мы в соцсетях