У Цензуры непростой характер

Воспитанница конноспортивного клуба «Битца» Лиза Плещева с лошадью по кличке Цензура. Фото: Пелагия Замятина
7 октября 2019 года. Воспитанница конноспортивного клуба «Битца» Лиза Плещева с лошадью по кличке Цензура. Фото: Пелагия Замятина

Лизе Плещевой — 14, а ее уже не раз предавали. Нет-нет, не друзья: с ними девушке повезло. Лошади... 

С тех пор, как она впервые села на пони, натерпелась всякого. И кусали ее лошади, и роняли. Переломы были серьезные, глубокие раны. Но любовь к конному спорту, которым Лиза занимается с шести лет, всегда оказывалась сильнее боли и обид.

— Не зря же я, как только научилась связанно говорить, все твердила родителям, что хочу быть всадником, — смеется юная спортсменка. — Не представляю, откуда у меня такая тяга к лошадям. Как будто я уже родилась с ней.

Любящие родители не устояли перед настойчивостью маленькой дочки: для них интересы детей (а у Лизы есть еще старшая сестра) всегда были на первом месте. Когда мама привела-таки целеустремленного ребенка в конноспортивный клуб «Битца», Лизу сразу посадили на пони Рокки, который, как известно, «тоже кони»: начинающая наездница грезила верховой ездой на красивых гнедых с длинными ногами, но маленькой девочке — маленькая лошадка. Прошло уже восемь лет с того дня, а Лиза до сих пор вспоминает его с восторгом. Даже о сентябрьской победе на Всероссийских соревнованиях среди учащихся и полученном по их итогам звании «кандидат в мастера спорта» она рассказывает не с таким воодушевлением. Все-таки сегодняшние достижения — это результат долгой трудной работы (тренировки четыре раза в неделю — не шутка), это достижение цели, к которой спортсменка идет сознательно год за годом.

А то, как Рокки катал ее малышкой по кругу, — это воплощение детской мечты.

— Рокки был очень хорошим, — говорит Лиза, — добрый, красивый, милый.

Мой любимый пони. Мне повезло отъездить на нем несколько занятий, а потом его выкупила девочка, которая занималась на нем, когда Рокки был еще молодым, и забрала себе. Мне было жаль расставаться с ним, но в то же время я была счастлива, понимая, что старичок наконец-то отдохнет на пенсии.

Другое дело Купидон.

С этим пони, на которого юная спортсменка пересела после Рокки и пары других маленьких лошадок, выстроились чисто рабочие отношения. Как говорится, ничего личного, только бизнес. Зато благодаря Купидону Лиза, что называется, «нюхнула славы».

— У нас, — говорит наездница, — получилась слаженная команда. Именно с Купидоном мы, как мне кажется, достигли вершины мастерства. Купидон — талантливый пони, я многого добилась благодаря ему, но, несмотря на талант, у него был скверный характер. Если бы на нем ездил неуверенный в себе всадник, то хороших результатов добиться было бы невозможно.

Лиза не страдает ложной скромностью.

Признавая заслуги лошади в дуэте, которая может как помочь наезднику выступить хорошо, так и, наоборот, провалить заезд, спортсменка с раннего детства усвоила, что отношения лошади и всадника похожи на отношения начальника и подчиненного. Можно дружить, но тогда управлять лошадью будет практически невозможно. Не хватит авторитета.

Хотя, надо признать, многое зависит от характера лошади. Например, теперешняя лошадь юной наездницы, Цензура, та еще штучка. Лиза работает с ней уже полгода, а дуэт все еще не скатанный. Наверное, правило «как вы яхту назовете, так она и поплывет» распространяется и на клички лошадей. Лиза честно говорит: у Цензуры не самый покладистый характер. В самый неподходящий момент она может взбрыкнуть или начать скакать, может встать как вкопанная или отказаться выполнять элемент программы. Короче говоря — внести свои коррективы в планы наездника. Как это было на командном первенстве Москвы, когда Лиза и Цензура впервые выступали вместе. Лошадь вела себя ну просто как ей вздумается. Зато на второй конкурсный день Всероссийского первенства в конноспортивном клубе «Планерный» капризная лошадь собралась и отработала все элементы. А в первый — наоборот, чудила.

— Она фактически предала тогда меня, — вспоминает девушка, — вела себя неподобающе, не по-дружески.

Но по итогам всех выступлений нам удалось отработать программу на высший балл. Выездка — это самая трудная дисциплина. Пик мастерства в незаметности действий всадника. Как в фильме «Аватар», между всадником и лошадью должна быть связь. Когда зритель смотрит на всадника, выполняющего элементы, кажется, тот сидит и абсолютно ничего не делает. А на самом деле его работа очень тонкая: мастер выездки и его лошадь настолько чутко чувствуют друг друга, что как будто сливаются в единое целое.

Притом что юной наезднице нелегко приходится с напористой лошадью, менять ее на другую девушка не собирается.

— Я еще не до конца раскрыла характер Цензуры, но временами чувствую, как предотвратить ее выходку или что она волнуется, — улыбается новоиспеченный кандидат в мастера спорта. — Думаю, через полгода мы будем слаженной командой. Цензуре 11 лет, для лошади это оптимальный возраст. Она имеет хоть какое-то представление о дисциплине, не лентяйка, просто дама настроения.

И все-таки зарождающаяся привязанность к капризной животине не мешает Лизе мечтать об идеальной для себя лошади, которая должна быть хорошо сложенной, с правильным аллюром, преданной. А это точно не про Цензуру.

Новости партнеров

Цитата дня

Мы с соцсетях
Полезные ссылки