Юрий Назаров: Не учите историю по американским боевикам

Народный артист России Юрий Назаров. Фото: Роман Асечкин/ТАСС
Народный артист России Юрий Назаров. Фото: Роман Асечкин/ТАСС

Народный артист России Юрий Назаров (на фото) уделяет много времени творческой жизни, встречам со школьниками и студентами. Постоянно бывает он и в нашем Южном округе, считая подобные беседы очень важными, потому что «современная молодежь изучает историю свой страны по американским боевикам».

— Юрий Владимирович, некоторые факты вашей биографии сегодня молодым людям кажутся невероятными. Учась в Щукинском театральном училище, вы сбежали из него на грандиозные советские стройки. Строили мосты в Казахстане, работали водителем в Сибири, были молотобойцем в донской станице. Что вас заставило отправиться в это путешествие?

— Я и вправду ушел с первого курса Щукинского училища. Ректор мне тогда с обидой сказал, что, видимо, я считаю себя самым порядочным, а всех тех, кто вокруг меня, — ниже себя. Потому что отношусь к ним как к рефлексирующим интеллигентам — тогда было очень модно считать себя интеллигентами. Но я-то просто хотел жизнь посмотреть, пойти в народ, пройти свои университеты, жизненные, настоящие. А не сценические. Вот и уехал в Казахстан. Подался на стройки, в колхозы. Тогда у многих такой настрой был. Человек, понимаете, учится всю жизнь. Я все время учусь. Вокруг меня и тогда, и потом были очень хорошие учителя, в том числе и режиссеры, со многими я сотрудничал. С Андреем Тарковским, например…

— Я ждала этого имени. Тем более что Андрей Тарковский снимал свое кино и в Южном округе тоже.

— Меня поражало то, что его действительно волновали проблемы нашей страны. Они его волновали, как и всех наших глубоких классиков — Пушкина, Тютчева, Толстого. Это читалось прежде всего в том, что он никогда не занимался ерундой. Он ни к кому не подстраивался, не пристраивался к какому-либо единовременному начальству, никакой единовременной политике не служил. Его интересовала судьба России по большому счету.

Тарковский докапывается в своих фильмах до многих-многих причин того, что с нами происходит сегодня. Он исследовал и показывал, почему мы такие, почему мы так живем, в чем беда наша. А беда наша в темноте, в недоразвитости. Об этом ведь Тарковский снимал своего «Рублева». У нас есть и свои достоинства — это наша российская доброта, наша талантливость, порядочность какая-то, человечность, гуманность. Но рядом идут наши же разгильдяйство, темнота и хамство. Тарковский, глубоко проникая в XV век со своим «Рублевым», для нашего времени что-то очень важное хотел сделать. Находил ответы на вопросы.

— Вернувшись в Москву, вы заново поступили в театральное училище — Щепкинское. Потом работали в Театре им. Ленинского комсомола, снялись в «Балладе о комиссаре», «Адъютанте его превосходительства», «Андрее Рублеве» и еще двух сотнях фильмов. Среди ваших героев много военных — летчиков, танкистов — вообще людей отважных. Вы, видимо, сами — не из робкого десятка.

— Артисту, если положительная роль сделана честно, часто зрители приписывают хорошие качества его персонажа. Но мы, артисты, далеко не всегда этими качествами обладаем. Например, в фильме «Егорушка» я сыграл бывшего танкиста, который борется с нечистоплотностью местной городской власти. Мой герой остался верен своим фронтовым идеалам. А я, изображая на экране этого мужественного во всех отношениях человека, сидел в замкнутом пространстве танка Т-34 и  боялся, что если меня там судорога сведет, то я сам не вылезу и меня не вытащат. Там было очень-очень тесно. Причем лето мы снимали в самые жуткие морозы, сидя в этом железе. Скажу честно: это было ужасно.

У Жванецкого была история о том, как в нынешнее время человек, у которого никак не получается противостоять хамству, лихоимству и  прочим социальным бедам, решил на танке подъехать к ларьку, и с ним стали разговаривать совершенно по-другому, вежливо и обходительно, как и положено разговаривать одному человеку с другим. В нашем фильме история схожая: ветераны войны оказываются в числе сотни обманутых дольщиков в маленьком городке. Никакие уговоры начальства, которое клянется в любви к своему народу и ветеранам, обманывая их, не помогают. И вот тогда боевые друзья — водитель и командир танка — решают тряхнуть стариной. Садятся в свой родной танк, съезжают с постамента и отправляются в банду городской администрации, в местные криминальные структуры и местную милицию наводить порядок. Они решают проблемы простых людей. Но в фильме есть и другой важный эпизод: когда приходит час доказать, на что они способны, они подставляют танк под несущийся на автобус с детьми бензовоз. Подставляют не задумываясь, как на войне, рискуя своими жизнями. Вот такие у нас ветераны!

— Юрий Владимирович, вы снимаетесь, преподаете студентам, ездите по стране с музыкально-поэтическими концертами, посещаете школы и вузы. Откуда энергию черпаете?

— Знаете, почему я ездил, езжу и буду ездить? Потому, что сегодня, когда идет такой могучий наезд на нашу культуру, и вообще на культуру каждый фестиваль дает хоть какую-то просветительскую возможность. Нашу историю очень лихо извращает весь «цивилизованный» западный мир. А без знания своей истории, без культуры человек превращается в животное, в Ивана, родства не помнящего. Чем шире у меня аудитория, тем шире меня услышат. В меня пока еще яблоками из партера не кидают, следовательно, мои выступления кого-то цепляют. Как-то в одной школе ко мне подошла учительница и сказала, что сегодня впервые видела слезы на глазах своих учеников — десятиклассников. Значит, что-то до них дошло, чем-то мы их зацепили.

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки