Лицом к лицу — и страха никакого

В августе 2020 года ветерану Великой Отечественной войны и почетному жителю Нагорного района исполнится 93 года. Фото: Кристина Дегтярева
В августе 2020 года ветерану Великой Отечественной войны и почетному жителю Нагорного района исполнится 93 года. Фото: Кристина Дегтярева

Спустя многие годы тяжелые воспоминания Андрея Куренкова о войне стали складываться в стихотворные строки. Каждое четверостишие — история горькой потери, чудесного спасения, доблести, героизма и любви.

В августе 2020 года ветерану Великой Отечественной войны и почетному жителю Нагорного района исполнится 93 года. События 1940-х, подобно огромным валунам, навсегда останутся в его памяти.

В преддверии Дня защитника Отечества Андрей Федорович поделился своими воспоминаниями с корреспондентом сайта «Южных горизонтов».

«От Москвы — девяносто верст на Север,
Там, где раньше сеяли рожь, пшеницу, гречиху, клевер.»

Девятый

Андрей Федорович родился 27 августа 1927 года. Его мать и отец познакомились в Тверской области, где вместе учились в мастерской по пошиву дамской модельной обуви. Через несколько лет молодая пара переехала в Москву. Жизнь в большом городе и планы на будущее оборвала Октябрьская революция. Семья Куренковых вынуждено переехала на родину отца в Надмошье — небольшую деревню в Дмитровском районе Московской области. Молодые отстроили дом и стали заниматься сельским хозяйством. Вскоре на свет появился первенец.

Андрей Федорович со своим отцом в студенческие годы. Фото из личного архива
Андрей Федорович со своим отцом в студенческие годы. Фото из личного архива

Год за годом семья Куренковых разрасталась.

— У меня было шесть сестер и три брата. Я — девятый, — улыбается Андрей Федорович.

В 1917 году в России началась эпидемия сыпного тифа. В те времена выживал тот, кто был физически силен и крепок духом. Вскоре несчастье настигло и Куренковых — от болезни умерла сестра Андрея Федоровича.

Оправиться от горя помог смелый поступок. Родители удочерили шестилетнюю племянницу отца.

— Взять кого-то на воспитание казалось чем-то фантастическим. Своим детям порой нечего было есть. Но мои родители были другими смелыми, — рассказывает Андрей Куренков.

Дорога до Рогачево

Война застала Андрея Федоровича 14-летним подростком. До оккупации он закончил начальную школу в родной деревне. Отец высоко ценил образование, был человеком грамотным и требовательным к своим детям. После начальной школы юный Андрей поступил в среднюю, которая находилась в соседней деревне Рогачево.

— Отец у нас был строгий. Последнее слово всегда оставалось за ним, — рассказывает Андрей Федорович.

Школа располагалась в 20 километрах от дома. Чтобы не преодолевать такое расстояние каждый день, Андрей оставался в Рогачево у старшей сестры, а в выходные пешком шел до Надмошья.

— Будучи школьником я прошел 8500 километров — как до Дальнего Востока. Кому не расскажу — никто не верит. Каждую субботу в любую погоду шел домой. Иногда по темноте. Мать руками всегда всплескивала, когда меня видела, и громко охала.

В роковой день, ранним летним утром, еще сонный Андрей, перекинув через плечо портфель, брел на учебу. Бежавший навстречу деревенский мужик с глазами, полными ужаса, заставил мальчика остановиться.

— Ты куда идешь, малец? — переводя дух, спросил он.

— В школу, в Рогачево.

— Рогачево уже бомбили, скоро там будут немцы.

Андрей Куренков проработал в сфере строительства 42 года. Фото из личного архива
Андрей Куренков проработал в сфере строительства 42 года. Фото из личного архива

Страх перед фашистами, в те минуты волной накрывший подростка, оказался слабее, чем боязнь заслужить неодобрение отца.

— Я отца больше боялся. Подумал, если вернусь домой, он скажет, что струсил.

Андрей пошел дальше. К тому времени немцы захватили Клин и повернули на Дмитров.

Уже издали он увидел над Рогачево красное зарево и фашистские самолеты, сбрасывающие бомбы. Не помня как, подросток добрался до дома сестры.

— Когда я пришел в Рогачево, было около десяти часов вечера. В полночь мы с сестрой, собрав ценные вещи и документы, отправились в Надмошье. В этот раз дорога до дома была намного короче — нам дали коня и телегу.

После этого Андрею было не стыдно смотреть в глаза отцу.

 

«...Город переправу и плацдарм — мы не оставим.
И кто останется в живых,
пусть передаст привет,
и письма наши краткие родным доставит!»

Счастливчик Колька

Немцы пришли в Рогачево уже к утру и задержались здесь на 10 дней. Фашисты принесли горе в дома простых рабочих. Они сожгли аптеку и церковь, где хранились запасы зерна. Затем отобрали молодых мужчин и заставили их копать траншеи. После изнурительной работы каждого из них расстреляли. Среди копавших был одноклассник Андрея Федоровича Коля Комаров и друг, Генка Негин.

— Траншеи после расстрела не закопали. Так немцы хотели напугать жителей, показать, что бывает с теми, кто не выполняет приказы. В тот день Кольке и Генке чудом удалось выжить. Они выбрались и сразу же побежали искать родных.

Перепуганный Колька бросился к дому — там осталась его сестра. Мальчик распахнул дверь и застыл от ужаса: несколько немецких солдат тут же наставили на него карабины. Из оцепенения вывел отчаянный крик сестры.

— Не трогайте мальчика, он ведь еще ребенок!

В тот день Колька остался жив. Второй раз.

Сколько бы лет не прошло после войны — ее эхо отдается от нагрудных почетных знаков. Фото: Кристина Дегтярева
Сколько бы лет не прошло после войны — ее эхо отдается от нагрудных почетных знаков. Фото: Кристина Дегтярева

Осколки на шинели

Андрей Федорович не раз говорил о превратностях судьбы. Он рассказал историю своего брата, Ивана Куренкова, который служил в противотанковой артиллерии. Герой Великой Отечественной войны за доблестные подвиги получил три ордена Красного Знамени. После войны Иван Федорович десять лет служил в Германии.

— В Чехословакии две танковые дивизии СС не сдавались, и 8 мая отряд, где служил мой брат, повернул обратно. Был отдан приказ: «Срочно, срочно под Прагу!».

В то время, когда мир уже праздновал победу, под столицей Чехии шли ожесточенные бои. В конце концов фашистские дивизии были разгромлены.

Иван Федорович не раз после боя выходил в шинели, иссеченной осколками и пулями, а сам оставался цел. Когда дивизия отправилась под Прагу, военные машины попали в пробку. Иван Федорович вышел из грузовика, чтобы разведать обстановку. Через секунду в лобовое стекло прилетел снаряд.

 

Обезвредить 50 мин

Андрей Федорович пишет стихи о войне, семье и жизни. Фото: Кристина Дегтярева
Андрей Федорович пишет стихи о войне, семье и жизни. Фото: Кристина Дегтярева

Многое еще рассказал Андрей Куренков о жизни на войне.

— Самое удивительное, что почти никто не боялся. Все хотели воевать — от мала до велика.

Сам Андрей Федорович не был непосредственным участником боевых действий, но смог постоять за себя и за близких.

— Председатель нашей деревни вызвал меня к себе и поручил ответственное задание — каждый день объезжать поля и немцев высматривать. А когда врагов отогнали, мы с товарищем разминировали поля. Не умели, но делали, чтобы никто не пострадал. Землю руками рыли, противопехотные мины искали — 50 штук обезвредили.

На войне Андрей Федорович потерял двух братьев и беззаботную юность. Слишком рано пришлось повзрослеть и вместе с такими же мальчишками, как он, встать на защиту Родины.

После 1945 года Андрей, помня наставления отца, окончил рогачевскую школу, затем поступил в Московский торфяной институт, а после 40 лет проработал в сфере строительства. 

«Я прожил много-много лет,
И в жизни длинный путь прошел,
Даю на это всем ответ,
Значенье смысла жизни в мудрости нашел.»

Сейчас у Андрея Куренкова двое детей, внук, три внучки и правнучка. Уже много лет он пишет стихотворения. В них он стремится передать опыт подрастающему поколению , потому что понимает, как важно не забыть.

Сколько бы лет не прошло после войны — ее эхо отдается от нагрудных почетных знаков, звучит в стихотворных строках и навсегда остается в памяти. 

 

Мы в соцсетях