Писатель, филолог, сценарист Денис Драгунский: Я боялся обычных русских чертей

Писатель Денис Драгунский, прототип героя «Денискиных рассказов», уверен: каждый человек вне зависимости от возраста способен сохранить в себе детские черты. Фото: Виктор Хабаров
Писатель Денис Драгунский, прототип героя «Денискиных рассказов», уверен: каждый человек вне зависимости от возраста способен сохранить в себе детские черты. Фото: Виктор Хабаров

Лето на носу. Пора, когда хозяйничает детство: оно прыгает на одной ножке по теплому асфальту, хохочет во дворах, валяется в парке на траве, подставив курносый веснушчатый нос солнцу. Оно шалит и веселится, мечтает и познает мир. Вместе с «Южными горизонтами» свое детство вспоминает Денис Драгунский, прототип героя «Денискиных рассказов» и сын автора книги Виктора Драгунского.

— Денис Викторович, говорят, мужчины остаются детьми всю жизнь. Как вы относитесь к этому суждению? Вы чувствуете себя ребенком?

— Это просто красивая бессмысленная фраза. И женщин можно назвать вечными детьми. У каждого человека есть моменты в жизни, когда он чувствует себя наивным и способным изумляться чему-то хорошему, красивому или, наоборот, плохому. Бывают ли у меня детские реакции? Когда я удивляюсь чему-нибудь прекрасному, могу ахнуть, как маленький ребенок. Я помню, когда мне было лет семь, для посещения открыли Кремль — до этого он был закрыт. И вот я впервые захожу в Успенский собор и вижу потолок сумасшедшей высоты, расписные стены, иконостас. Боже мой! Такое же детское чувство у меня было, когда я входил в собор в Толедо или собор Святого Петра.

— А детские привычки у вас какие-нибудь остались?

— Я до сих пор люблю конфеты-батончики.

— Какая у вас была любимая игрушка?

— Куколка мальчик. Мама привезла ее мне из Польши. Он был в бежевых штанах на помочах, клетчатой рубашке и кепочке. Его звали Збигнев, Збишек. Еще у меня была резиновая черепаха и, разумеется, мишка, как у всех детей.

— Можете вспомнить судьбу этих игрушек?

— Нет, не могу. Думаю, какие-то игрушки остались у моей младшей сестры, а потом их совершенно спокойно выбросили. Я не из тех людей, которые очень дорожат сувенирами, и легко раздаю хорошие и дорогие вещи.

—  Вы выпрашивали что-нибудь у родителей?

— Нет. Я был воспитан очень строго. Никогда ничего не выпрашивал и дочь свою приучил. Она тоже никогда ничего не выпрашивала. Ни конфетку, ни сладкую водичку, ни игрушку.

— Бабайку под кроватью боялись?

— Не боялся. Я вообще такого слова не знал. Зато боялся чертей. Нормальных русских чертей. Я знал, что у нас в подъезде сидит черт и нужно по-быстрее пробежать, чтобы он тебя не схватил.

— Кто же рассказал вам такую страшилку? Не папа же?

— Друзья-мальчишки. Мы жили в подвальной квартире очень большого дома. Чтобы выйти на улицу, нужно было подняться на один лестничный марш наверх. И там был закуток, где дворники держали лопаты и метлы. Вот в нем-то и сидел черт. Причем хватал он только тех, кто шел наружу. Впускал он всех, но не любил выпускать, так объяснили мальчишки.

— Готовый сюжет для «Денискиного рассказа». Перечитываете, кстати, их?

— Иногда. Бывает, меня просят на встречах с читателями почитать что-нибудь «из папиного».

—  И какой рассказ больше всего вам нравится?

— «Девочка на шаре», наверное. Он лиричный. Про любовь.

— Но больше рассказов в книге все-таки веселых. Ваш папа был веселым человеком?

— Очень веселым. Очень. Я помню, как он удивился, когда, познакомившись с Носовым, автором «Незнайки», увидел, какой тот мрачный тип. Нахмуренный, молчаливый, а такие смешные книжки пишет.

— Подшучивал папа над вами?

— Обидно — нет. Мог спрятаться за дверью и выскочить. Помню, как мы с мамой возвращались вечером из кино и папа пошел нас встречать. Увидев нас, он изменил походку и превратился в как ого-то хулигана. Шел вразвалочку, что-то напевал. Мы даже немного перепугались.

— У каждого из нас было типичное детское лето. Каким оно было у вас?

— Я ни разу не ездил в пионерский лагерь. На лето родители снимали дачу в писательском поселке Ватутинки. Это такой чудный поселок, где жили многие знаменитые писатели — Константин Симонов, Александр Твардовский, Юрий Нагибин, Юлиан Семенов, Юрий Бондарев, Юрий Трифонов... А когда я был в 10-м классе, мы там дачу уже купили. Каждое лето, все три месяца, мы жили на даче.

— У вас был стандартный летний набор развлечений советского ребенка-дачника? Лес, речка, велики?

— Самое прекрасное, что у меня было, — друзья. Мы целыми днями гуляли, катались на лодке по Красной Пахре. Вниз к плотине у старой Троицкой фабрики XVIII века. Потом вверх по течению до тех пор, пока лодка не начинала скрести по камням. Занимали такие путешествия два, три, четыре часа. Мы уходили в лес надолго. Даже по ночами гуляли, нас отпускали родители. Жгли костры, купались в ручье, играли в карты, в бадминтон.

— У вас были тайны от родителей?

— Страшных тайн у меня не было. Я не хулиганил, ничего не тащил из дома. Упаси господи! Я был очень хорошим, честным мальчиком. Ничего без спроса не брал.

— Ну а если вдруг где-то случалось проштрафиться, признавались?

— У меня не было необходимости признаваться. Родители меня очень хорошо понимали. Я знал, что меня не накажут.

— Значит, вы были счастливым ребенком?

—Да, я был счастливым ребенком. И остаюсь им.

Досье:

Денис Драгунский родился в 1950 году. Окончил филологический факультет Московского государственного университета им. Ломоносова. Написал сценарии фильмов: «По секрету всему свету», «Удивительные приключения Дениса Кораблева», «Клоун», два сценария для киножурнала «Ералаш». Кандидат философских наук. Работал журналистом в журналах «Дружба народов», «Итоги», «Новое время» и других изданиях.

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки