Денис Мацуев: Могу дискутировать с любой аудиторией

 

Денис Мацуев сумел совместить в себе несовместимое — с одной стороны интеллигентский шарм музыканта, с другой — понятный каждому задор уличного паренька.  Фото: Personastars
Денис Мацуев сумел совместить в себе несовместимое — с одной стороны интеллигентский шарм музыканта, с другой — понятный каждому задор уличного паренька.  Фото: Personastars

Новый концертный сезон Московской филармонии, который стартует 7 августа, выпала честь открыть пианисту-виртуозу Денису Мацуеву. Вместе с Российским национальным молодежным симфоническим оркестром он исполнит Третий концерт Рахманинова. «ЮГ» публикует откровения музыканта, которыми он решил поделиться.

…Девиз нашей семьи: «Все будет хорошо!» Ко всему, что бы ни происходило, мы стараемся относиться с глубочайшей иронией. Будь то триумф, будь то провал.

Провалов, слава богу, не было, но меня скидывали с конкурса. За полгода до Конкурса имени Чайковского меня не пропустили в финал на конкурсе в Японии, когда я шел первым все три тура. Травмы психологической никакой не было. Ни в коем случае! Это был, конечно, удар, но я же командный игрок, я люблю биться, и я понимал, что должен ответить. И после этого через полгода я победил на Конкурсе имени Чайковского.

ДЖЕМ-СЕЙШЕН ПО СУББОТАМ

…Я считался в детстве вундеркиндом. Но я никогда не чувствовал себя особенным. Я понимал, что мне кое-что дано, скажем так.

У меня был слух, я подбирал любую мелодию. Это от папы, от мамы, бабушек и дедушек, которые играли на разных музыкальных инструментах. У нас и атмосфера в доме всегда была сумасшедшая: огромное количество гостей, все пели, все танцевали. Отсюда началась моя любовь к джазу. Каждую субботу мы дома собирались на большой джем-сейшен.

И в какой-то момент я начал делать свое шоу, домашнее. Я играл на фортепиано, пел, причем пародировал любые голоса. Играл на аккордеоне, на гитаре, играл на скрипке, показывал кукольные спектакли.

И по городу прошел слух, что у Мацуевых ребенок вытворяет такое… Многие мечтали попасть на это домашнее шоу. Тогда я начал чувствовать, что у меня получается захватить внимание аудитории. В те времена мне было семь, восемь, девять лет. Я учился в музыкальной школе, много играл и на концертах, и в джазовых ансамблях. Такой был мультимузыкант.

До определенного момента я думал, что все вот так могут подойти к инструменту, сыграть любую мелодию. А для многих это был шок.

Я играл любые мелодии: Modern Talking, Europe, Boney M — все, что было тогда. Это потрясающий ключ к женским сердцам.

Я любил выступать и ненавидел заниматься, никогда не занимался больше двух часов. Я не мог усидеть на месте. С таким темпераментом и не надо было больше заниматься, родители это прекрасно понимали и никогда меня не заставляли.

ПЕРЕРОС ПРОВИНЦИЮ

…Мы приехали с родителями в Москву в полной неопределенности, это был девяносто первый год, сразу после путча. Я устраивал родителям страшные скандалы в Иркутске: зачем мне нужно отрываться от своей команды, от своей компании и ехать в эту мрачную Москву, где танки, вы в своем уме?! Родители понимали, что наступил момент, когда нужно уезжать немедленно. Я как музыкант тогда уже перерос потолок провинции. Нужна была конкуренция, потому что только когда рядом с тобой есть такие же таланты, ты сам начинаешь прогрессировать.

Нужны были гастроли, поездки. Родители поступили хитро. Они мне сказали: ты сможешь смотреть матчи «Спартака» вживую, на стадионе. И на это они меня купили. На меня работала вся индустрия под названием «семья». Бабушка втихаря от родителей продала одну из своих квартир. Вообще она была уникальная женщина, единственная в нашей семье, у кого была бизнес-жилка. Она даже в советское время в Иркутске каким-то образом имела три, четыре кооперативные квартиры, которые меняла туда-сюда. Она продала одну квартиру, дала мне четырнадцать тысяч долларов — по тем временам это были безумные деньги. На эти деньги мы первое время снимали в Москве жилье.

Бросить все, уехать в однокомнатную квартиру на проспекте Маршала Жукова — это было сильно. Я выучил всю программу к Конкурсу Чайковского в этой квартире на первом этаже.

ДЕТСКАЯ ОБЛОМОВЩИНА

Мои родители самые строгие и взыскательные критики. У тебя триумф, ты в Карнеги-холле в Нью-Йорке играешь десять раз на бис, весь зал стоит, кричит, на следующий день рецензия в «Нью-Йорк таймс»: «К нам приехал второй Горовиц, второй Рахманинов»… Но ты возвращаешься в гостиницу, и там начинается разбор по косточкам буквально каждого произведения! Через какое-то время и до тебя доходит, что они правы, что ты можешь сыграть лучше.

У нас веселая команда, у нас невероятный стиль общения. Вот парадокс: во мне и маменькин сыночек есть, и дворовый шпанистый пацан, и вундеркинд, и футбольный болельщик. Я могу с любой аудиторией подискутировать. С одной стороны — домашнее воспитание, учителя, никаких детских садов, яслей. Завтрак в постель — Обломов просто. А с другой стороны, я выйду во двор — там все свои пацаны…

При подготовке публикации использованы материалы из книги Вадима Верника «Книга победителей. Беседы и эссе»

Досье

Денис Леонидович Мацуев родился 11 июня 1975 года в Иркутске. Он один из популярных пианистов-виртуозов современности, который совмещает в своих музыкальных произведениях новаторство и традиции русской фортепианной школы. Лауреат государственной премии РФ, с 1995 года — солист Московской филармонии.

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки