Александр Петров: Придется драться по-настоящему

 

Актер Александр Петров уверен, что любое поражение можно превратить в победу. Фото: PERSONA STARS
Актер Александр Петров уверен, что любое поражение можно превратить в победу. Фото: PERSONA STARS

Скоро на экраны выйдет новый фильм Ильи Учителя «Стрельцов». Главную роль в нем сыграл Александр Петров, который перевоплотился в известного футболиста.

Актер рассказал об игре в футбол, умении побеждать и о жизненной философии.

ГОТОВ ПРОИГРАТЬ И БЫСТРО ПОДНЯТЬСЯ

…Я поступал только в ГИТИС, и только к Леониду Хейфецу, мне там понравилось. И я был абсолютно уверен, что поступлю. Не знаю почему. Никто из моей семьи с театральным делом не был связан, никто не знал нюансов и особенностей поступления, системы театрального образования и так далее. Я не знал, какая программа нужна, не знал, что нужно готовить, как себя вести перед этими людьми, в чем приходить, что надевать. До поступления в институт я прошел определенную школу: сначала занимался в любительской театральной студии в городе Переславле у педагога по актерскому мастерству Вероники Алексеевны Иваненко, затем в школе Хейфеца в ГИТИСе.

Я просто в какой-то момент понял, что любое поражение можно совершенно спокойно обернуть в победу. Не всегда, конечно, это будет получаться. Но после школы Хейфеца ты готов к поражениям, для тебя это будет не ново. Ты готов проиграть и быстро подняться. Я, например, никогда не был лучшим на курсе. Были ребята, большие звезды курса, я в их число никогда не входил.

Все были рослые, крепкие и так далее. Я был на хорошем счету у Леонида Ефимовича и вообще в мастерской, но никогда не входил в тройку лучших ребят на курсе. Было тяжко, я понимал, что мне нужно учиться, мне нужно максимум взять от Хейфеца, от ГИТИСа, от мастеров, от педагогов, от студентов. Поэтому я впитывал все как губка, понимал: то, что происходит сейчас, поможет мне побеждать в дальнейшем.

В какой-то момент я просто начал прощаться с этой студенческой жизнью, готовясь к будущему, в котором я окажусь один. Там не будет ни студентов, ни педагогов, ты просто останешься один на один с этой жизнью, и тебе придется там драться уже по-настоящему. Поражения, конечно, случались, были фильмы, в которые меня не утверждали, а мне этого очень хотелось… И раньше, когда я еще в футбол играл, для меня каждое поражение было чем-то значимым, хотя, казалось бы, обычный футбольный матч во дворе. Проиграли сегодня, завтра выиграем — какая разница.

А я вот принимал это очень близко к сердцу и просто до последней капли пота и крови готов был воевать с кем угодно, только чтобы победить, чтобы забить гол, чтобы принести победу — для меня это было важно. Эта история сохранилась и в дальнейшем.

В ПРОФЕССИИ ВАЖНО НЕ ВРАТЬ

…Мой папа работал электриком, мама — в больнице, фельдшером. Потом, в 90-х, у них появился небольшой собственный бизнес, им нужно было как-то выживать. Сейчас они продолжают заниматься своим собственным делом. Не могу сказать, что я в чем-то сильно нуждался, у меня все было: и игрушки, и деньги, чтобы с друзьями раз в неделю куда-то сходить. Но избалованности не было, конечно. Впервые я полетел на самолете, например, уже на съемки фильма «Август. Восьмого» во Владикавказ, это было в 2009 году... Я не из Москвы, у меня здесь никого нет. У меня всегда было ощущение, что ты один, и в любом случае тебе нужно что-то делать, нужно землю грызть. И вот это ощущение помогло и помогает мне. Но, повторяю, я никогда не сомневался, что будет именно так. Когда я поступал в ГИТИС, еще когда только стоял перед входом в этот «обезьянник», как называют его абитуриенты, — даже тогда не было сомнений. Интуиция, которой я очень благодарен, — она меня в эту сторону и повела. И у тебя нет шансов проиграть, потому что ты не рассматриваешь других вариантов. У меня, например, не было варианта не поступить в ГИТИС.

НЕ МОИ СТЕНЫ

…Сразу после института меня приняли в театр Et Cetera, через два месяца я ушел оттуда… Каждый раз, когда я возвращался домой после репетиции, я думал о том, что это не мое, не мои стены. Там прекрасная труппа, великий Александр Александрович, но я практически сразу понял, что это не моя атмосфера. А позже возникли Олег Евгеньевич Меньшиков и Театр Ермоловой, и я понял, что вот это мое, что это мои стены театральные, мой человек — мой художественный руководитель. Александр Александрович, конечно, был зол на меня. Надеюсь, что сейчас он все простил и понимает, почему я так сделал. Я и тогда объяснил ему, что для меня в профессии важно не врать… Я уходил не «в никуда». До этого был показ спектакля Валерия Саркисова «Божьи коровки возвращаются на землю», после чего Меньшиков пригласил меня к себе в кабинет и сказал: «Я знаю, что ты работаешь в театре Et Cetera, но я бы хотел, чтобы ты работал у меня. Думай о моем предложении сколько угодно». И вот я думал месяц, наверное, параллельно работая у Калягина и понимая, что рано или поздно я должен буду оттуда уйти. А тут как раз возник Театр Ермоловой, и пазл сложился. Причем непонятно было, что будет дальше: Олег Евгеньевич только пришел в театр, но я почему-то поверил ему. Свои самые главные решения я принимаю самостоятельно. Вот посоветовался с одним, у тебя появились сомнения, надо идти еще с кем-то советоваться, и так до бесконечности. Нет, я лучше просто побуду один какое-то время и подумаю, что мне надо на самом деле.

При подготовке публикации использованы материалы книги
Вадима Верника «Высокий полет. Беседы и эссе».

Досье

Александр Петров родился в 1989 году в Переславле-Залесском. Дебютировал в кино в 2010 году в эпизодической роли в сериале «Голоса». Двукратный лауреат премии «Золотой орел»: за лучшую мужскую роль в кино (фильм «Текст», 2020) и за лучшую мужскую роль на телевидении (телесериал «Sпарта», 2019).

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки