Сергей Безруков: Профессия у нас нервная

В повседневной жизни Сергей Безруков такой же, как и на сцене, — переживающий, чувствительный, эмоциональный. Быть пресным по жизни, раскрываясь только после выхода на сцену или к камерам — не его путь. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС
В повседневной жизни Сергей Безруков такой же, как и на сцене, — переживающий, чувствительный, эмоциональный. Быть пресным по жизни, раскрываясь только после выхода на сцену или к камерам — не его путь. Фото: Вячеслав Прокофьев/ТАСС

Режиссер, актер, певец, любимый уже не одним поколением российских зрителей, Сергей Безруков 18 октября отметил день рождения — 47 лет. Он рассказал о своем детстве, киноистории и популярности.

Я артист. Когда тебе не дают шанса делать то, что ты хотел бы делать, появляется ощущение пустоты. Но потом я понял, что это обыкновенная творческая жизнь. Есть те, кто тебя ненавидит, и с этим нужно смириться.

Все-таки профессия у нас нервная.

Существует слово «враги», но оно уместно только на фронте. В жизни не враги, а злопыхатели. Они есть, но я стараюсь о них не думать.

Никогда не бываю слабым, не знаю, что это такое. Ранимым — да. Я трачу столько сил, здоровья на роль, а людям ничего не стоит высказать оскорбительное мнение.

Моя киноистория началась, по большому счету, с «Бригады». В нее кастинг был суровый. Хотя я знал режиссера и к тому времени был известным театральным актером. И кстати, когда мне объявили, что будет кастинг, мне стало обидно. Было ощущение, что мне не поверили.

У нас ведь с режиссером и продюсером была негласная договоренность, и роль писали для меня. Но оказалось, что есть еще один, самый главный продюсер, который не поверил в то, что я смогу сыграть серьезную роль. В общем-то, его можно было понять: до 2000 года я появлялся в основном в комедийных постановках — в тех же «Куклах», где пародировал политиков. Но все равно было обидно. До такой степени, что я решил вообще на пробы не ходить. В артиста надо верить, это дает необходимый импульс для творчества.

БОЮСЬ РАЗОЧАРОВАТЬ ОТЦА

В школе я был хорошистом, но при этом и двойки были.

Бывало, прогуливал уроки, поддаваясь стадному чувству: все пошли, и я пошел.

Но учителей я не боялся, а вот отца — очень. Отец верил в меня, и я не хотел его разочаровывать. Боялся, что он от меня отвернется. Отец всегда был очень сосредоточен на мне.  Мне кажется, именно сейчас я как раз даю ему возможность реализоваться. Он пишет пьесы, ставит спектакли. И именно сейчас он начал безумно гордиться своей фамилией. Он понимает, что в нашей стране, пожалуй, нет человека, который бы ее не знал. Может, он обманывает себя, но слезы, которые я вижу в его глазах после спектакля, — настоящие. Когда я играю «Хулигана» — есть у меня такой спектакль, где я два часа читаю Есенина, — я вижу в зале его зареванное лицо.

Есть расхожее мнение, что фамилия Безруков открывает любую дверь. Бывает, что дверь открывается, и с тобой даже разговаривают, но на этом все заканчивается. Я ведь не вхожу ни в какой совет, иначе было бы проще, наверное. А для галочки не хочу. Нет, я вхо жу в Патриарший совет по культуре, но ни разу там не был. Я в силу занятости своей на заседания не попадаю.

ПОСТОЯННО ПРИХОДИТСЯ ДОКАЗЫВАТЬ

Сложно говорить о том, доволен ли я своей судьбой в кино. Я вроде бы известен, номер один в списках на главные роли, но у меня есть свои трудности, и творческая жизнь моя отнюдь не лучезарна. Мне постоянно приходится что-то доказывать, выбирать и рисковать. Например, при всей своей популярности я не снимался у действительно именитых режиссеров. За исключением разве что Владимира Бортко и Тимура Бекмамбетова.

Ко мне многие относятся с иронией. А иронию, я, конечно же, чувствую. Правда, доброго в этой иронии мало. Как «матерого отличника» меня оценивают те, кто меня не принимает.

Успех не прощают. Он раздражает. Я постоянно становлюсь объектом шуток.

И после песни «Березы», после патриотических ролей, после Есенина… Но сейчас такое время, оно само по себе стебное. У нас не страна, а одна «Большая разница».

СОЛНЕЧНЫЙ МАЛЬЧИК

Дома я переживающий, чувствительный, эмоциональный. Бывают люди пресные по жизни, но вот они выходят на сцену — и преображаются. Вот я не люблю быть пресным.

И когда в душу лезут — тоже не люблю. Для начала попробуй сам разобраться в своих душевных проблемах. Конечно, есть опасность, что не справишься, но я, к счастью, психически здоров. Ну, выпивать я выпивал. И не считаю это зазорным, если знать меру.

Я не люблю громких фраз.

Хочу под каждым своим комментарием поставить многоточие. Я очень эмоциональный человек, хотя с виду и не скажешь… В основном меня окружают люди, которым от меня что-то надо. Проверить, насколько человек предан, очень сложно. А с годами становится еще сложнее.

Есть знакомые и приятели среди актеров, но не друзья.

Из мальчика я, наверное, уже вырос.

Выражение «солнечный мальчик» пошло еще с табаковских времен, когда Олег Павлович давал каждому актеру труппы что-то вроде прозвища. «Солнечным мальчиком» называли на самом деле Табакова — драматург Виктор Розов однажды сказал, что Олег Павлович «проглотил атом солнца».

А потом Табаков переадресовал это мне. Передал эстафету. Ведь Солнца во мне, слава богу, хватает.

Я, как и в «Дозоре», выступаю на стороне света.

ДОСЬЕ 

Сергей Безруков (род.18 октября 1973 года) — советский и российский актер драматического театра, кино, телевидения, озвучивания и дубляжа, театральный режиссер, сценарист, продюсер, певец, гитарист, рок-музыкант. Лауреат Государственной премии Российской Федерации (1997). Народный артист Российской Федерации (2008).

 

При подготовке публикации использованы материалы книги Вадима Верника «Книга победителей. Беседы и эссе»

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки