Актер Александр Збруев: Театры на окраинах — это вызов

В столице отменили ряд ограничений, связанных с пандемией коронавируса. Так, например, в театрах отныне может быть заполнена уже не четверть, а половина зала. Мы побеседовали с легендарным актером театра «Ленком» Александром Збруевым.

Я очень рад ослаблению ограничений, потому что играть для четверти зала, конечно, сложнее — это другая энергетика, — рассказывает Александр Викторович. — Но верно и то, что в театр в это трудное для всех время приходят только настоящие энтузиасты. Мы бесконечно благодарны этим людям, потому что они всеми силами стараются создать атмосферу, характерную для полного зала. Мы видим те же самые смех, улыбки, слезы, что и при аншлаге. Нас, артистов, конечно, это очень поддерживает.

— Как изменилась жизнь одного из самых популярных театров в стране во время пандемии?

—  Пожалуй, не особенно. Просто стал чаще меняться репертуар — кто-то из актеров заболел, кто-то на карантине, поэтому один спектакль приходится менять на другой. Что касается самоотдачи артистов, то она, к счастью, осталась прежней. Никто не халтурит. Чего сильно не хватает, так это того гула, который обычно бывает в зале перед и во время спектакля. Ведь в актерские комнаты, гримерки, выведены микрофоны, и артист, даже не задействованный в какой-то сцене, имеет представление о том, что происходит.

— А зарплата? Неполный зал — это неполные, мягко говоря, сборы.

— У нас очень хороший директор — Марк Варшавер, благодаря ему наши зарплаты не снизились. Возможно, потому, что еще до пандемии театр смог заработать хорошие деньги, и мы на них сейчас живем.

—  Почти все крупные известные театры в Москве расположены в пределах Садового кольца. Но в Южном округе, у станции метро «Коломенская», сейчас строится один из филиалов МХАТ им. Горького. Это какое-то новое слово в развитии театра в Москве?

— Вполне возможно. Для МХАТа им. Горького, во всяком случае, это будет определенный вызов. Дело в том, что в театры, по большому счету, ходят одни и те же люди. Они приезжают и с московских окраин, и из других городов. А вот когда театр откроется на периферии, то туда пойдут еще и местные жители. Ну хотя бы из любопытства и просто потому, что театр теперь рядом. Иными словами, наряду с привычной театральной публикой, к которой артисты привыкли, появится и другая — не театральная. И это, повторю, для артистов определенный вызов. Я сам был задействован в выездных спектаклях, которые «Ленком» проводил на окраинах Москвы. Например, во дворце культуры ЗИЛ. И, скажу вам, атмосфера отличается.

— Кстати, об атмосфере. Уже февраль, а значит, весна не за горами. Вы почти всю жизнь живете в столице, расскажите, как горожане раньше встречали это время года?

— Я провел детство на Арбате и скажу, что как только становилось теплее, народ тут же выбирался на улицу. Возможно потому, что жили достаточно тесно в коммуналках, и хотелось просто побольше пространства. Мы гоняли голубей и часто ходили из одного двора в другой, потому что в каждом, когда было тепло, проводились танцы. Патефон выставят — и танцуют. Поскольку компании из двора во двор постоянно перемещались, то случались и драки. Но в целом атмосфера была более комфортной. Достаточно сказать, что даже свой день рождения — 31 марта, я обычно отмечал во дворе. Мы выносили спиртное, мама — торт, так и пировали. Вообще, время было таким, что, например, встречая знакомую шпану, милиционеры улыбались.

— Странно, ведь все это — после войны. Еще Сталин был жив!

— Да, но сама атмосфера была вполне дружелюбной. Арбат тех лет был самой модной в Москве улицей. Тогда по нему, правда, ходили троллейбусы, но тротуары все равно были очень широкими, и гулял по ним буквально весь город. Арбат был популярнее Тверской. Правда, Нового Арбата — правительственной трассы — тогда не существовало, и Сталина возили на дачу по старому Арбату. Как раз мимо нашего дома. Улицу часто перекрывали, а в подъездах дежурили «воротники» — так мы называли сотрудников госбезопасности в штатском. Выходишь из квартиры — а он стоит у окна в подъезде. Дежурит. Мы всех уже в лицо знали и здоровались. Я уверен, что всех нас они знали тоже.

— В детстве вы много времени проводили в театре.

Да, мой брат Евгений играл в Театре им. Вахтангова, и я был на спектаклях почти каждый вечер и роли выучил почти наизусть. Неудивительно, что друзья, дворовая шпана, звали меня Интеллигентом.

ДОСЬЕ

Советский и российский актер, народный артист РСФСР Александр Збруев в труппе театра «Ленком» с 1961 года. В кино сыграл более 60 ролей. Стал знаменит на всю страну после роли Григория Ганжи в «Большой перемене». Снялся также в «Романсе о влюбленных», «Батальоны просят огня», «Храни меня, мой талисман», «Убить дракона» и десятках других фильмов.

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки