У каждой улицы запах особый...

У каждой улицы запах особый...
У каждой улицы запах особый...

Корреспондент «ЮГ» прогулялась по округу с парфюмером, чтобы узнать все ароматы юга

Просыпаясь, город наводит марафет: очищает дороги и газоны, поливает цветы и тротуары, наносит утренний аромат. Только утром можно ощутить такую бешеную концентрацию запахов. Газетчик на выходе из метро «Нагатинская» распаковывает свежую прессу и от его палатки пахнет типографской краской. Рядом передвижная кофейная тележка. На аромат только что смолотого зерна сбегаются сонные моск­вичи.

Сворачиваем на Хлебозаводской проезд. В 8 утра здесь уютно и по-до­маш­нему пахнет свежей сдобой.

— Так пахнет детство, — говорит парфюмер Вероника Бруховецкая, — отламывая верхушку корочки от купленного в местном магазинчике при комбинате батона. Надкусывая еще теплый мякиш хлеба, она с удивлением замечает:

— Нет. Вкус совсем другой, кисловатый. И пахнет дрожжами. Надеюсь, что так не повезло только нам. Раньше москвичи со всего города приезжали сюда с утра пораньше, чтобы купить вкусные, ароматные, слегка ванильные булочки, — добавляет Вероника.
Часто в магазинах, чтобы перебить запах одного парфюма и почувствовать другой, продавцы предлагают послушать кофе.

— Это неправильно, — считает Вероника. — Верный способ: сделать несколько глотков зеленого чая, воды или выйти на свежий воздух. Кстати, кофейные зерна, как и шоколад, благодаря своим запахам, имеют очень сильный эмоциональный штамп, — говорит Вероника, предлагая отправиться в Дом шоколада на улице Павла Андреева.

В этом районе всегда торжествует настоящая симфония ароматов. Старейшая парфюмерная и косметическая фабрика «Новая заря» звучит терпкими концентрированными спиртовыми запахами. А магазин шоколада добавляет в эту мелодию оттенок пряностей.

— Слышите? — спрашивает Вероника, хмуря брови и потирая нос. — Человек, идущий позади нас, вероятно, переборщил с ароматом гвоздики и приторной лаванды. Такие ароматы часто выбирают пожилые люди. Ну что я вам говорила, — улыбается Вероника, указывая на здание Пенсионного фонда, в который зашла пожилая дама.

Вообще для Москвы очень трудно составить рецепт парфюма на все случаи жизни. Сегодня в этом мегаполисе доминируют едкие запахи фастфуда, бензина, дорогих духов и денег.

— Да-да, — утверждает Вероника, кивая в сторону фабрики «Гознак». — Это только для «красного словца» говорится, что деньги не пахнут. У этих бумажек также есть свой запах. Но выбирая аромат для Москвы, я все же остановилась бы не на нежной фиалке и статусной розе, а на сильных, выдержанных оттенках, таких, например, как у дорогих сигар и элитного виски. Но этот город всегда непредсказуем. Москвичи спешат на работу. Машины и троллейбусы стоят в пробке на Каширском шоссе, от въедливого химического запаха столичных магистралей хочется убежать подальше. К реке, например. В парке «Коломенское» — оазисе свежести можно дышать полной грудью.

— Жителям Москвы повезло, много мест, где можно спрятаться от запаха угарного газа. В таких заповедниках как «Коломенское» или «Царицыно», вы не почувствуете выхлопов. Вот сейчас здесь пахнет яблоками, — рассказывает Вероника, поднимая зеленый плод, упавший с дерева.

— Все наше восприятие этого мира построено на ароматах. Мы слышим их, а потом через рецепторы и обонятельную память получаем сигнал в мозг. Так, благодаря обонянию, у нас вырабатываются эмоции. Поэтому аромат — это самый сильный якорь. Он никогда не обманет, — объясняет парфюмер, спускаясь по набережной к реке.

Здесь запахи заканчиваются. Вода поглощает все ароматы, как губка, оставляя после себя взамен едва уловимый запах мокрого дерева и смолы.

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки