Сестра-балерина спасла нашу семью

22 января 2018 года. Нина Крючкова в своей квартире. Фото: Пелагия Замятина

У Нины Крючковой, жительницы Чертанова Северного, за полторы недели не было ни одного выходного. Она в эти дни нарасхват — выступления, встречи с властями. В субботу, 27 января, исполнится 74 года со дня снятия Ленинградской блокады. А Нина Федоровна — председатель окружного совета жителей блокадного Ленинграда.

Однажды после «Урока мужества» в одной из школ к Нине Крючковой подошел мальчик. Дотронулся до медали на ее груди и спросил: — Так вы, значит, тоже воевали? А где? Нина Федоровна улыбнулась. Видимо, для мальчика любая бабушка с медалями — как минимум фронтовая радистка. Не зря она старается не выступать перед такими малышами. Вот старшеклассники — другое дело. Нина Крючкова постаралась подобрать самые простые слова: — Да. Воевала. Со смертью.

Мне хотелось жить. Есть было нечего. А от этого, представь себе, умирают.

В этот бой Ниночка вступила… в 3 года: она родилась 11 июня 1938 года. Возраст, что и говорить, не самый бойцовский. Слегла малышка довольно быстро. Так же, как бабушка, дедушка и шестилетний брат Витя. На ногах в семье держались только мама и стар-шая дочка. Мама работала в плановом отделе Путиловского завода. Поэтому отоваривать карточки на всю семью, стоять в очередях за хлебом, возить на санках воду с Невки, менять драгоценности на еду пришлось 12-летней Лиде.

— Лида перед войной перешла в пятый класс Вагановского училища, — рассказывает Нина Федоровна. — Видимо, балетная закалка помогала ей все это выдерживать.

Добытое Лидой мама делила с суровой справедливостью: кормильцу полагается больше, чем иждивенцам.

— Мне всегда доставалось на две ложки каши-затирухи меньше, чем остальным… — голос Нины Крючковой срывается, и ей приходится переводить дух, чтобы продолжать. — Я не могла понять, почему… Мама однажды меня даже ложкой по лбу ударила. Говорит: если Лида сляжет, то что с нами будет?

25 февраля 1943 года, Ленинград. Ребята из яслей № 237 на прогулке во время блокады. Сегодня эти малыши, дожившие до наших дней, приравнены к ветеранам Великой Отечественной войны. Фото: хроника ТАСС
25 февраля 1943 года, Ленинград. Ребята из яслей № 237 на прогулке во время блокады. Сегодня эти малыши, дожившие до наших дней, приравнены к ветеранам Великой Отечественной войны. Фото: Фотохроника ТАСС

Бабушка Нины не пережила страшной зимы. А весной Путиловский завод эвакуировали, и Нининой маме разрешили взять с собой семью. Кроме деда — он был слишком слаб. 12 апреля 1942 года Нину с мамой, сестрой и братом вывезли из Ленинграда на Кавказ. Но скоро война добралась и туда. Семья переехала в Саратов и там осела. Нина выросла, стала работать экономистом. А в 1984 году ее перевели в Москву, в Министерство химической промышленности. Дали квартиру в Чертанове Северном. Нина Федоровна считает, что это лучший микрорайон Москвы.

— У нас тут летом столько зелени! — восхищается она. — А зимой я хожу в шерстяных носках и кроссовках, потому что дорожки всегда расчищены…

Общественной деятельностью Нина Крючкова занялась только в 2004 году. Скажете, довольно поздно? Наоборот — на удивление рано. Обычно к этому приступают на пенсии. А Нина Федоровна до 2008 года (до 70 лет!) работала — была доцентом Международной академии предпринимательства и инноваций. Многолетний преподавательский опыт очень помог — с ее «Уроков мужества» школьники не хотят уходить, некоторые после занятий просят записать их еще на один такой урок.

В 2013 году, когда Южный округ возглавил префект Алексей Челышев, Нина Крючкова попросила выделить ей уголок в каком-нибудь школьном музее. Место нашлось в школе № 1257. В Музее героев боевой и трудовой славы Южного округа Нина Федоровна оформила два стенда — «Память нужна живым» и «Возрожденный Ленинград».

— Даже блокадники плачут, увидев их, и удивляются: «Где вы достали такие материалы?» — рассказывает Нина Крючкова. — У меня была знакомая женщина, тоже блокадница, она работала в органах безопасности и добывала для меня редкие снимки. Вот посмотрите: бойцы рабочего батальона. Женщины. В шляпках, ботиках и перчатках. Возле артиллерийского орудия. Только ленинградки могли так выглядеть!

Нина Федоровна раскрывает передо мной зеленый альбом в роскошной твердой обложке — это там опубликована фотография. Называется книга «Ленинград, твой подвиг бессмертен!» Нина Крючкова сама ее составила. «Рыдала над каждым словом, над каждой подписью, — вспоминает она. — Как мое сердце это вынесло?» У первого издания, выпущенного на средства префектуры, тираж был 100 экземпляров. А потом ее переиздали на грант, полученный от президента страны, — уже тиражом в полторы тысячи экземпляров. И второе издание, похоже, скоро тоже станет библиографической редкостью.

— В округе 167 школ, и везде хотят эту книгу получить, — говорит Нина Крючкова. — Я разослала им электронные варианты — это для уроков даже удобнее. Но у меня постоянно просят ее и, так сказать, в обычном виде. Блокадники из нашей организации умоляют: «Подпишите экземпляр для моего кардиолога!» Не будет же пожилой человек дарить врачу диск, пусть даже с автографом. Наверное, надо думать и о третьем издании.

СПРАВКА

В Южном округе Москвы проживают 320 человек, признанных «жителями блокадного Ленинграда». Этот статус с 1989 года присваивают тем, кто провел в осажденном городе не менее 4 месяцев с 8 сентября 1941 по 27 января 1944 года. Согласно Федеральному закону «О ветеранах» (2000), эти люди считаются ветеранами Великой Отечественной войны.

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки