Салют у Бранденбургских ворот

7 декабря 2019 года. Худрук центра Авангард Георгий Авети сян у портрета своего прадедушки, который в годы войны дошел до Берлина. Фото: Пелагия Замятина
7 декабря 2019 года. Худрук центра Авангард Георгий Аветисян у портрета своего прадедушки, который в годы войны дошел до Берлина. Фото: Пелагия Замятина

В Культурном центре «Авангард» открылась выставка «История моей семьи в истории Победы», посвященная началу контрнаступления в Битве под Москвой. Авторами экспозиции стали сотрудники центра, объединившие историю страны со своей личной.

Сухая сводка на одном из плакатов: Мовсесян Саркис Григорьевич. Начал боевой путь в Грузии 1 июля 1941 года, переведен на Южный фронт. В феврале 1943 года — Курская дуга. Закончил войну в Берлине. Его батарея давала первый салют возле Бранденбургских ворот.

— Это мой прадедушка, — комментирует фотографию Георгий Аветисян, художественный руководитель культурного центра. — К сожалению, формат выставки не подразумевает длинных историй. А то столько всего можно было рассказать...

Например, то, как семнадцатилетний Саркис Мовсесян пошел с отрядом на разведку и попал в ловушку, устроенную немцами: из восьмидесяти человек назад вернулись шестнадцать. И он был в их числе. Или о том, как он стал командиром легендарной артиллерийской батареи, дошедшей до Берлина.

— Но чаще всего прадедушка рассказывал о войне забавные истории, — уверяет Георгий Аветисян. — О плохом он как-то не любил говорить. Так, например, он вспоминал, как его разведотряд на полевом выходе осматривал дорогу, когда внезапно ребята услышали музыку. А следом увидели обоз, который возглавлял молодой немец, слушавший граммофон. Они, конечно, взяли замечтавшегося меломана в плен. Оказалось, что он в обозе вез кашу, поэтому в тот вечер советские солдаты поужинали от души.

Георгию, в отличие от многих его коллег, повезло быть лично знакомым со своим героическим родственником. Саркис Григорьевич ушел из жизни всего два года назад, в возрасте 94 лет. И, по словам худрука «Авангарда» , если бы не смерть любимой жены, герой еще бы жил и жил.

— Он был удивительно добрым человеком, — говорит правнук. — Я таких людей, как мой прадед, больше в своей жизни не встречал. После войны он еще некоторое время оставался на военной службе, но потом, разочаровавшись в ней, ушел и устроился инженером на завод.

А ушел Саркис Григорьевич потому, что не мог спокойно смотреть на то, как воевавшие солдаты гоняют молодых.

— Он всегда заступался за молодых ребят, потому что и сам начинал таким же солдатом, — объясняет Георгий. — Но его покровительство очень не нравилось командованию.

Каждое 9 Мая Георгий с родителями навещал прадеда. У Саркиса Григорьевича было несколько десятков правнуков, и он обожал каждого из них.

— Прадед очень хорошо ладил с детьми, потому что добрый, — считает Георгий. — Он показывал нам разные фокусы, учил армянским играм, которых мы, армяне, выросшие в Москве, совсем не знали, объяснял, как ставить силки на животных. А в его квартире вся мебель была сделана его руками! Эти люди все умели делать.

Впрочем, несмотря на все умения, кое-что герою давалось с трудом.

— После войны он совсем потерял сон, — рассказывает Георгий. — С того времени и до последнего дня он практически не спал, ему постоянно снились военные действия. Как-то я проснулся ночью и обнаружил, что он сидит на кровати и смотрит вдаль. Я, наивный малолетний мальчик, поинтересовался у прадеда, в чем дело. А он, как обычно, отшутился в ответ: сказал, мол, ноги уже не те — по окопам бегать. А стоит ему закрыть глаза — так одни окопы кругом...

Об историях других героев можно узнать на выставке, которая продлится до конца года.

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки