Вирус «съедает» ваши легкие почти незаметно

Врач Анна Абраменкова просит жителей города: оставайтесь дома, чтобы не попасть в одно из отделений перепрофилированных стационаров. Фото: Пелагия Замятина
Врач Анна Абраменкова просит жителей города: оставайтесь дома, чтобы не попасть в одно из отделений перепрофилированных стационаров. Фото: Пелагия Замятина

Московские врачи просят жителей города оставаться дома и соблюдать режим самоизоляции, а также носить маски в общественных местах. Сегодня именно медики — на передовой борьбы с инфекцией. Именно их сила, ответственность, знания спасают тех, у кого инфекция развивается в пневмонию и приводит к тяжелому состоянию. О том, как важно сегодня понимать серьезность ситуации, и о работе в перепрофилированной для зараженных коронавирусной инфекцией клинике нам рассказала врач-терапевт с 2-летним стажем Анна Абраменкова.

Сейчас Анна Юрьевна работает в одной из городских клинических больниц, перепрофилированных для работы с коронавирусными пациентами.

— На основной работе в одной из частных клиник города у меня оказалась резко снижена нагрузка, и появилось свободное время, — объясняет врач. — Я взяла там отпуск, пришла в Департамент здравоохранения Москвы и сказала, что готова поработать. ДЗМ неплохо оплачивает эту работу, хорошо заботится о нас.

Свое решение отправиться «на передовую» Анна Юрьевна объясняет так:

— Я в принципе не могу видеть, как люди страдают. И не могу видеть, какая нагрузка ложится на коллег.

Она прошла все тесты на комиссии Департамента и получила распределение.

— С обеспечением средств индивидуальной защиты (СИЗ) все хорошо, — рассказывает она. — Мы работаем в комбинезонах, которые не пропускают вирус, у нас полностью обеспечивается защита органов дыхания, есть очки, щитки, не просто маски, а респираторы со специальными сменными фильтрами. Это серьезная защита.

ДЫШАТЬ ПОД ВОДОЙ

Коронавирусная инфекция нетипична, говорит врач.

— Вот человек заболел. Сначала он ничего не знает, у него все хорошо, а потом внезапно просыпается и понимает, что он под водой. Физически.

Этот вирус развивается по всем законам вирусной инфекции, но симптоматика у него другая: он не дает дышать легким. Ощущение, что ты под водой, появляется у человека еще до первых следов в легких.

— Это — чувство давления на грудную клетку, — говорит Анна Юрьевна. — Словно на груди плита. Первые несколько вдохов пройдут нормально, а дальше мускулатура начнет уставать. Это напоминает затяжной приступом астмы — на сутки и больше… Человек пытается кашлять, но там, может, и кашля-то особого не быть — потому что бронхи не раздражаются, основной патологический процесс идет ниже, в легких. Если хотите попробовать — поставьте трехлитровую банку на грудную клетку и подышите с ней. Хотя бы полчаса. Это — коронавирус.

Среди других симптомов — потеря чувств вкуса и обоняния, повышенная температура, слабость.

— Вкус и запах — наши сигнальные системы, и когда они отключаются, человек ощущает себя беспомощным, — поясняет врач. — При довольно выраженной интоксикации отключается и аппетит, а температура переносится плохо: 37,8 ощущаются как 39. Даже когда больной пытается есть — его начинает тошнить после двух ложек.

Фото: Илья Питалев / РИА НОВОСТИ
Фото: Илья Питалев / РИА НОВОСТИ

БОЛЬНО И СТРАШНО

Попавшие в больницу получают всю необходимую помощь. Но проблема в том, что специфического лекарства от коронавируса нет нигде в мире. Множество лабораторий на всех континентах ищут его, а также пытаются разработать вакцину. Все, что могут делать сегодня врачи — облегчать симптомы, поддерживать человека, пока его организм не справится с вирусом.

Больницы, где лежат больные коронавирусом, сейчас заполнены. В палате лежат по несколько человек.

— Среди 60 пациентов ни один не является легким, потому что с легкой формой в больницу никого не берут, — говорит Абраменкова. — Пациентов много, потому что вирус легко и быстро распространяется. Вы гуляли на выходных — теперь пожинаете плоды.

СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ

— Татьяна, 62 года, преподаватель одного из московских вузов. Находились с мужем на самоизоляции. Никуда не выходила, в магазин ходил муж. Три дня ОРВИ с температурой 37–37,2, с одышкой… Когда температура стала повышаться, сделали томографию, Татьяна чувствовала себя неплохо, ходила. Это такое состояние… я называю его «ласковое убийство», — рассказывает Анна Юрьевна. — У пациентки нормальная сатурация (95, нижняя граница — но это допустимо), она сама идет делать томографию — и уезжает на скорой помощи в стационар: одно легкое «съедено» вирусом на 50 процентов, другое — на 75. При минимальных внешних проявлениях.

Ей дают кислород через маску, затем через аппарат искусственной вентиляции легких. Через пять суток она умирает. Чем старше человек, тем хуже работает иммунная система, тем меньше шансов, что она отреагирует на вирус качественно и не оставит все на самотек. У Татьяны все случилось именно так: иммунная система игнорировала вирус, а он развивался.

РАБОТАТЬ ПОД ВОДОЙ

Врачи постоянно находятся в ротации: когда один заболевает, его заменяет следующий.

— Мы работаем сутки через сутки, — рассказывает Анна Юрьевна. — Про каждого пациента надо все узнать, изучить его карту, чтобы оказать качественную помощь. Но врачи тоже болеют, мы ведь обычные люди.

Врачи очень устают. Ведь, кроме большого количества тяжелых пациентов, им приходится носить защитную форму, а она имеет свои особенности.

— Каждые четыре часа мы выходим из красной зоны в зеленую, потому что надо менять фильтры респираторов. Нас кормят, нам дают отдохнуть, но отдыхать получается не очень: СИЗы, респираторы тяжело носить. В аду не будет вил и сковородок, в аду будут жара и гипоксия, — устало улыбается Абраменкова. — Потому что дышать через фильтр респиратора тяжело, устает дыхательная мускулатура. Это могут подтвердить дайверы и те, кто вынужден работать в респираторах. Через респиратор воздух проходит тяжелее. И первое время диафрагма, межреберные мышцы очень устают, возникает ощущение неполного вдоха. Поэтому нам, врачам, приходится использовать методики дыхательной гимнастики, приходится пить препараты-антигипоксанты. Кроме того, хороший респиратор, а у нас они хорошие, всегда будет натирать переносицу и область под глазами, в области скул. Когда я выхожу со смены, даже при том, что я использую гелевый пластырь под переносицу, она у меня очень сильно натерта, а следы от шапочки, комбинезона, респиратора проходят только часов через 10.

Врач поясняет: коронавирусная инфекция вовсе не похожа на обычный грипп. Она создает тяжелейшую ситуацию, и врачи сражаются с ней, словно на передовой, чтобы помочь пациентам пройти через это испытание, через эту борьбу со смертью. И выйти из нее победителями.

СЛУЧАЙ ИЗ ПРАКТИКИ

— Молодой человек 36 лет честно сидел на самоизоляции. Сотрудник банковской сферы. Работал из дома, доставка продуктов на дом, — рассказывает врач. — Но в марте, когда еще были авиаперелеты, ему позвонили друзья: а прилетай-ка к нам в Сочи, в баньке попарится.

В авиатранспорте есть правило: болеет один пассажир — болеет весь самолет. Через несколько дней он свалился с температурой. Жил с родителями, вся его семья провела по две недели в больницах, потому что он решил буквально на денек съездить попариться. Они поправились, но давайте помнить, что чем больше поражения легких — тем больше в них образуются рубцы, тем больше легкие утрачивают свою функцию. Мы еще не знаем, с чем столкнемся в отдаленной перспективе после коронавируса. Но уже понятно, что у тех, у кого было массированное поражение в результате коронавирусных пневмоний, будут проблемы с дыханием.

Тут подходит фраза — «то, что нас не убивает, делает нас инвалидами».

МАСКА, И БЕЗ ВОЗРАЖЕНИЙ

Все, что мы можем сделать — это сидеть дома.

— Гораздо меньше шанс подхватить вирус, когда вы сидите дома и вам приносят продукты волонтеры — они обрабатывают все специальным спреем, контакта не происходит, — чем в том же магазине, при встречах: много носителей бессимптомных, мы про них не знаем, — говорит Анна Юрьевна. — Если есть возможность воспользоваться бесконтактной доставкой продуктов — сделайте это.

Берегите себя, советует врач, поддерживайте организм, не переутомляйтесь.

— Хорошо спите, хорошо питайтесь, начните принимать витамины, пейте витамин D, — говорит Абраменкова. — Даже если вы раньше не сдавали анализ на содержание в крови витамина D, у всех жителей мегаполисов есть его недостаток.

Этот витамин важен при сопротивлении инфекции. Начните принимать его по 2 тысячи международных единиц в каплях, таблетках или капсулах (на упаковке будет указано 2000 МЕ) один раз в день — это стандартная рекомендация для взрослого от ВОЗ. Витамин D нередко входит в состав пищевых добавок. Если есть возможность — бросьте курить, или хотя бы перейдите на никотиновый пластырь.

В столице введен масочный режим, и многие удивляются таким строгим мерам. Анна Юрьевна поясняет для тех, кто все еще считает, что маска не поможет:

— Маски надо носить. Применение маски имеет несколько целей. Первая — механическая защита. Развитие вирусной инфекции имеет свои законы, один из важных параметров его скорости и тяжести — вирусная нагрузка. Когда на вас чихает или кашляет человек, который болен коронавирусной инфекцией, из его рта вылетают микрокапли слюны, мокроты, содержащие этот вирус. Если на вас маска — она чисто механически задержала вирус: у него же нет крылышек, он не может сам летать, он перемещается на микрокаплях влаги, в микроаэрозолях. Именно маска механически задерживает крупные частицы слюны, на которых содержится вирус. Может, единичные вирусы вы и получите, какие-то отдельные частицы преодолеют этот барьер — но вирусная нагрузка, количество вируса будет несравненно меньше, чем если бы вы были без маски.

А значит, при должном уровне иммунитета болезнь либо не разовьется, либо будет протекать в более легкой форме. Второй момент — психологический, он не менее важен.

— Когда один человек видит другого в маске, у него автоматом включается потребность дистанцироваться, — говорит Анна Юрьевна. — Социальная дистанция 1,5–2 метра очень важна, чтобы остановить развитие эпидемии. Без маски мы можем подойти, обняться, взяться за руки — и только потом вспомнить, что у нас эпидемия. А маска обеспечивает подсознательное чувство — надо дистанцироваться! Ведь мы воспринимаем маску как нечто чужеродное, непривычное. С ней у нас будет меньше вероятности заразиться или заразить другого.

Кстати, никакие поводы не являются сейчас достаточными, чтобы выйти из дома не к врачу и не за хлебом.

— Даже если умер кто-то из знакомых, — отмечает врач. — Понятное дело, если это самые близкие люди, вы пойдете и будете организовывать похороны, но если это друзья или знакомые — оставайтесь дома. Иначе велик шанс, что вы будете следующими. Сидите пожалуйста дома, друзья, вы облегчите этим жизнь медикам, дадите больше шансов выжить тем, кто попал в стационар, не заработаете себе кучу неприятностей на всю жизнь в виде поражения легких. Ведь это очень страшно — выходя с дежурства, подсчитывать: сегодня у нас пять умерших, вчера было семь. Это очень печальный счет, это ужасно — видеть черные пакеты с телами на каталках.

Это так же ужасно, как понимать, что в любой момент из-за собственной глупости, из-за желания пойти подышать воздухом, проветриться в одном из этих пакетов может оказаться твой друг, твой родственник.

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки