Архивы хранят тайны Ленина и первой гражданской

Павловская больница в 1900 году. Фото: astvu.com
Павловская больница в 1900 году. Фото: astvu.com

В конце сентября Городской клинической больнице № 4, которую также называют Павловской (хотя ее старое название поменялось еще в 20- х годах прошлого столетия), исполнилось 257 лет! Не юбилей, но зато какая дата!

Нет в стране больницы старше этой. И дело не только в возрасте. Дело в первенстве. Именно с нее началась сама история российских гражданских больниц как таковых, где бесплатно получали лечение все страждущие, в том числе и самый бедный люд. Чего только не произошло в этих стенах почти за 300 лет!

Подвиг на подвиге. И без тайн, интриг и расследований тоже никуда. Сегодня «ЮГ» листает летопись Павловской больницы и удивляется.

НАПАСТЬ ЗА НАПАСТЬЮ

Поначалу провидение словно испытывало на прочность персонал больницы. Посылало на Москву эпидемию за эпидемией. Одна из них — холера, поразившая Первопрестольную в 1830 году. Первые заболевшие в городе появились в сентябре, а уже в конце октября холерой заражались по сотне человек в день. Половина из них умирала. Для Москвы XIX века, с населением в 300 тысяч человек, это был чудовищный мор. Лечить от холеры не умели, и врачи уповали на «окуривание дымом», которое считалось единственным действенным средством дезинфекции. Тем не менее по всему городу открывались временные холерные стационары. Главный директор Павловской больницы Петр Озеров был назначен начальствующим в Сретенской части Москвы. В самой же больнице рук не хватало: в помощь медперсоналу нанимали сиделок и прачек. В годы Гражданской войны в ведении Павловской больницы находилась 1-я часть 2-го Серпуховского комиссариата Замоскворецкого района. Здесь в конце июня 1918 года врачам снова пришлось бороться с холерой, которая «приехала» в Москву с эшелоном матросов из Новороссийска. Не успели выдохнуть, как уже зимой в город нагрянула другая болезнь: сыпной тиф. В больнице тогда были открыты два заразных барака.

Павловская больница сейчас, 18 сентября 2020. Фото: Пелагия Замятина
Павловская больница сейчас, 18 сентября 2020. Фото: Пелагия Замятина

Сыпным тифом заражались и сами медики. В «Санитарном бюллетене Москвы» тех дней написано: «В Павловской больнице зарегистрировано 4 заболевания среди служащих: фельдшерица, коридорный, дочь служительницы и сын служащего.

С 19 января по 8 февраля 1919 здесь еще заболели две служительницы и сестра милосердия». Ничего не напоминает?

Прошло немного времени — и новая напасть. Осенью 1920 года на Москву напал брюшной тиф. И снова коллектив Павловской больницы под руководством главного врача Николая Живописцева боролся со стремительно распространяющейся заразой.

Примечательно, что даже в самые критические моменты эпидемий в Павловской больнице не было ни одного случая отказа пациенту в приеме.

ЛИЦО ПОСТРАДАВШЕЕ, НО НЕУМНОЕ

Как раз в этот период работала в больнице кастелянша Мария Попова. Личность едва не вошедшая в историю как участница покушения на Ленина... А дело было так. 30 августа 1918 года, когда вождь мирового пролетариата выступал на митинге на заводе Михельсона в Замоскворецком районе, кастелянша Попова шла с подругой на работу. По пути женщины решили зайти «посмотреть на оратора».

Историческое покушение на Ленина нашло отражение в художественном творчестве. Как на этой картине Петра Белоусова «Покушение на Ленина». Фото: astvu.com
Историческое покушение на Ленина нашло отражение в художественном творчестве. Как на этой картине Петра Белоусова «Покушение на Ленина». Фото: astvu.com

После выступления вождя Мария подошла к Ленину задать вопрос, как вдруг раздался выстрел. Женщина упала, раненная шальной пулей, предназначавшейся не ей. Владимир Ильич наклонился к пострадавшей, и это, как сказали потом врачи, спасло ему жизнь. Последующие пули Фанни Каплан достигли цели, но оказались не смертельными.

Попову отправили в Павловскую больницу, подлатали, а после доставили в санитарный отдел ВЧК на допрос: чекисты подозревали ее в причастности к покушению на вождя. Но после долгих разбирательств поняли, что ошиблись. Решили, что не могла эта темная кастелянша быть участницей заговора. В заключении следствия так и написано: «М. Г. Попова — заурядная мещанка и обывательница. Ни ее личные качества, ни интеллектуальный уровень, ни круг людей, среди которых она вращалась, не указывают на то, что она могла быть рекрутирована в качестве пособницы при выполнении террористического акта».

Марию Попову признали «лицом, пострадавшим при покушении на Ленина», и поместили в лечебницу на реабилитацию за счет государства.

ЯБЛОКО ОТ ЯБЛОНИ ДАЛЕКО УПАЛО

Через три года после недоразумения с кастеляншей в Павловской больнице появился еще один примечательный человек. По имени Максим, по фамилии Цеткин. Да-да, старший сын непримиримого борца за равноправие женщин Клары Цеткин работал здесь хирургом. С 1902 года он изучал медицину в Мюнхенском университете, получил ученую степень доктора и работал в больницах Аугсбурга и Берлина. В начале Первой мировой был призван в армию, лечил раненых. Отслужил, поселился в Зилленбухе (Германия), где занимался хирургической практикой. А в июне 1921 года тогда уже 38-летний Максим Иосифович Цеткин прибыл в Москву, где, заручившись рекомендациями Ленина, начал работать хирургом в Павловской больнице. С 1930 по 1932 год сын революционерки даже исполнял здесь обязанности главного врача. Он проработал в больнице до середины 30-х годов, а после окончания Великой Отечественной войны вернулся в Германию.

Врачи Павловской больницы во время Первой мировой войны. Фото: пресс-служба ГКБ 4
Врачи Павловской больницы во время Первой мировой войны. Фото: пресс-служба ГКБ 4

А ПУЛИ СВИСТЯТ, ПУЛИ...

Война. У нее с медиками свои счеты: кто кого. К началу Великой Отечественной в 4-й градской было 500 коек. За счет больницы оснащались инструментами два военных госпиталя, расположенные в Москве. За время налетов на столицу фашистской авиации на территорию больницы упало 11 фугасных бомб. Взорвалось только пять из них, и никто из медперсонала и пациентов от взрывов не пострадал.

Всего за годы войны в Павловской больнице было сделано 7043 операции! На пациентах здесь успешно апробировались новые препараты, также в больнице был организован центр повышения квалификации персонала, где врачей учили лечить раненых.

Павловской больнице помогали одиннадцать московских организаций и предприятий. К примеру, члены Совета жен и работники фабрики «Гознак» дежурили в палатах. Аптека № 2 снабжала медикаментами. Рабочие завода «Искра» ремонтировали в больнице электроприборы, а Артели ширпотреба — заняты пошивом белья. Молодежь из Дома пионеров помогала чинить мебель, а детприемник НКВД занимался приемом и переноской раненых в палаты.... В книге истории больницы — еще тысячи страниц.

Она — словно учебник, по которому можно изучать прошлое — и не только самой больницы, но всей страны. Учебник, который очень интересно читать.

Справка:

До середины XVIII века государство не беспокоилось об оказании медицинской помощи населению (бесплатной). Это было заботой монастырей и церквей, при которых существовали богадельни для простого люда. Ситуация изменилась в 1763 году, когда по просьбе цесаревича Павла Петровича его царственная матушка Екатерина II приказала учредить в Москве больницу, бесплатную для всех страждущих, где помощь могли получить и нищие, и сироты. Дело в том, что, приехав из Санкт-Петербурга в Первопрестольную, мальчик заболел. Все окружение будущего императора неистово молилось о его исцелении, и чудо произошло. После этого Павел Петрович и упросил матушку открыть больницу для всех и каждого.

В публикации использованы материалы, предоставленные пресс-службой ГКБ№ 4

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки