Не ищите кладов во тьме озер глубоких

Спасатель Владимир Шемякин поддерживает на воде корреспондента «ЮГ» Наталью Науменко. Следующим движением он поможет ей забраться на лед. Фото: Пелагия Замятина

Спасателям положено быть в форме по любой погоде, ведь бывает, что люди проваливаются под лед и в морозы. Профессионалы должны знать, с чем могут столкнуться. Но когда корреспонденту «ЮГ» предложили побывать на тренировке водолазов на Борисовских прудах в минус 20 градусов, она не поверила своим ушам и спросила: неужели возможно по собственной воле уйти в ледяную воду и не превратиться в ледышку? Суровые ребята, посмеиваясь, предложили: «Попробуй сама!» И корреспондент согласилась.

...В зимнем гидрокостюме даже просто пройтись по металлическим ступеням и настилам небольшого причала очень нелегко. И ветер еще набирает силу, швыряет пригоршнями снега в лицо. При виде майны, выдолбленной прямоугольной полыньи, ощущаю, что мои ноги становятся ватными. В это время мой инструктор, руководитель водолазного спуска, спасатель 1-го класса Александр Отбоев разбивает успевшую образоваться свежую прозрачную ледяную корку.

— Присаживайтесь на кромку майны и осторожно соскальзывайте, — предлагает он ласково.

В водолазных учениях мне предстоит исполнить роль тонущей гражданки. С замирающим дыханием стараюсь успокоиться, последовать его советам. Погружаю ноги в темно-серую воду. Холодно. Сердце стучит как бешеное. А когда принимаю целый веер брызг на лицо, ощущаю странный восторг — совершенно не холодно, даже наоборот — жарко становится. Наверное, от избытка адреналина. Правда, мой уникальный наряд всячески способствует комфорту. На дно опуститься в нем совершенно невозможно — держит на поверхности. В экстренной ситуации, если бы подо мной провалился лед, я уже шла бы на дно. А так, лежа на спине на «водяной перине», чувствую себя как в невероятно быстро холодеющей невесомости.

— А в обычном одеянии человека в воде сразу тянет вниз. Хотя одежда слоями точно скатывается по его телу вверх. При температуре +2 градуса у тонущего есть не более 5–7 минут, чтобы самостоятельно выбраться. Дольше в сознании тонущему остаться практически нереально. После 15– 20 минут пребывания в такой холодной воде шанса выжить не остается, — бодро инструктирует меня Александр и предлагает попытаться пока самостоятельно «спастись».

Движения для самоспасения напоминают перекаты толстокожих тюленей: на лед подниматься надо, начиная не с ноги или руки, а как бы со спины, руками и ногами помогая себе (в спецкостюме это получается довольно неплохо). Конечности быстро замерзают и не хотят делать то, что я от них требую. Но на помощь мне уже спешит спасатель — водолаз Владимир Шемякин. В полном снаряжении он подныривает к моим ногам, подтягивает меня практически на своем плече и легко переносит на толстую ледяную площадку. Кстати, еще одно полезное замечание: выбираться на лед нужно именно с той стороны полыньи, где подходил. Ведь дальше он там точно крепкий, а с остальных сторон про его прочность ничего не известно.

К счастью, подводные работы зимой спасатели Южного округа проводят крайне редко. И не совершали бы вовсе, если бы не увлекающиеся лыжники, попадающие иной раз в запорошенные снежком полыньи на озерах... Напоминают: пожалуйста, будьте осторожнее — попасть в ледяную воду зимой невероятно опасно для жизни, ведь счет идет на минуты, и спасатели просто не успеют доехать — и то, если если вас заметят неравнодушные граждане и вовремя сообщат о ЧП.

После моего «спасения» Шемякин со страхующим его напарником Романом Пасивиным под руководством Отбоева еще минут 30 изучают подледное озерное пространство, отыскивают расставленные там учебные маяки. Гидрокостюмы позволяют им находиться это время в воде и сохранить здоровье. Зимой в Борисовских прудах видимость в воде достигает трех метров. Не то что летом, когда сквозь взвеси ила и водоросли уже на расстоянии 15 сантиметров ничего не видно. У вынырнувшего наконец Владимира интересуюсь: что, кроме маяков, удалось обнаружить?

— Целые стайки окуньков, — радуется Володя. — Рыба у нас неплохо себя чувствует. Летом полутораметровую щуку вытащили.

— Главная наша задача — спасти человека или найти тело погибшего, — объясняет Александр Отбоев. — Клады не ищем. Если только что-то случайно попадется... Однажды урну с прахом обнаружили, пистолет Макарова и винтовку находили и сдавали полиции.

— Ну а зимой надо очень внимательно относиться ко льду, — напоминает Отбоев. — Лучше избегать таких мест, особенно в метель.

Снять костюм мне помогают в четыре руки. С уважением смотрю на ребят и понимаю: по своей воле в такой мороз я бы в воду не полезла. Хорошо, что есть люди, которые готовы на все ради того, чтобы спасать других!

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки