Песни, любовь и война: истории, объединяющие поколения

Участницы Академического хора ветеранов «Москворечье». Фото: архив Дома культуры «Москворечье»

Война. Всего пять звуков, которые отзываются в сердцах эхом потерь и боли. Великая Отечественная война. Всего три слова, которые забрали любимых, родных и детство. У войны свои мелодии — гул пулеметов, свист свинца и шум моторов. Крики «Вперед!» и «За Родину!». Слезы матерей. Последние вздохи солдат. А еще были песни. Они доносились даже из окопов, помогали жить и согревали души. О том, как песни стали неотъемлемой частью и после войны, о жизни в те годы и потерях корреспонденту «Южных горизонтов» рассказали артистка Академического хора ветеранов «Москворечье» Антонина Никулина и руководитель Ведущего творческого коллектива города Москвы, заслуженный работник культуры России, кавалер Всемирного благотворительного ордена «Миротворец» Ирина Гамбарова.

«Времена не выбирают, в них живут …»

26 апреля 2021 год. Культурный центр «Москворечье». Участницы академического хора прихорашиваются за кулисами перед концертом. В 1945 году в этот день начался третий, заключительный этап Берлинской операции. Тогда участницы хора были совсем юны. Они и не знали, что спустя почти 76 лет будут стоять на сцене и петь о Победе. В нее они верили. С самого начала. Но, вспоминает участница хора Антонина Никулина, было страшно и тяжело.

— Отчим мой, Горелов Григорий Никанорович, работал на Люблинском литейно-механическом заводе. В 1941 году его призвали на фронт. Он оставил нас пятерых — меня, маму и еще троих детей.

Участница Академического хора ветеранов «Москворечье» Антонина Никулина. Фото из личного архива

Ее отчим был рядовым солдатом. Служил в деревне Ханеевка Липецкой области.

— Он тогда пропал без вести. Говорили, что погиб героической смертью, — продолжает Антонина Никулина. — Потом я увидела его имя в Книге памяти Музея Победы на Поклонной горе и узнала, что отчима не стало в 1941 году, в самом начале войны.

Антонине на тот момент было пять лет. Жили они с семьей в общежитии. Участница хора вспоминает, как ходили тогда и кричали, чтобы все закрывали окна и занавешивали их черными тряпками — война началась.

Историческая справка

В октябре 1941 года на Люблинском заводе был сформирован батальон ополчения, рабочие ушли на фронт. У станков остались вчерашние воспитанники Школы фабрично-заводского ученичества и женщины. Среди них была мать Антонины Никулина.

— Жили бедно, естественно. Мама моя, Мария Федоровна, никогда не унывала. Веселая она у меня была. Трудно было, но что поделать, — вспоминает Антонина.

 Ее голос стих.

— …эту войну я помню. Помню по небу, объявлениям из рупоров о начале бомбежки, побегам в убежища. Было тяжело и страшно. Мы слышали только плач и видели только слезы. Нам говорили: «Все нормально». А что нормально?..

Антонина Никулина ходила в школу во время войны и училась самостоятельно. Она помнит, как донашивала обувь за старшим братом, как принесла первую «двойку», похороны сводной младшей сестры и звуки войны, которые доносились отовсюду, а еще песни. Они прошли по ее жизни светлой полосой, даже в самые трудные минуты.

В ее семье пели все, а отчим играл на баяне.

Отец и Мать Ирины Гамбаровой познакомились еще в юности, а после войны поженились и прожили вместе всю жизнь. Фото из личного архива

— Я как начала со школьной скамьи в хор ходить, так и до сих пор, ― улыбается Антонина Никулина. ― А потом узнала о хоре «Москворечье». Тут у каждого участника очень непростые, но интересные судьбы. Это нас объединяет — людей, переживших войну.

Удивительное поколение 

Сейчас Антонина Никулина стоит в первых рядах академического хора «Москворечье», которым руководит кавалер ордена «Миротворец» Ирина Гамбарова. Она тоже рассказала свою историю.

— То было удивительное поколение, которое умело любить глубоко и преданно. Мои мама и папа пронесли это чувство через всю жизнь — от школьной скамьи, до последних дней жизни.

Фотина Мхеидзе и Гамбаров Михаил, родители руководителя хора «Москворечье». Фото из личного архива

Отец Ирины Гамбаровой ушел добровольцем на фронт. Попал сначала в артиллерийское училище.

— Позже на поле боя в моменты затишья он любил рассказывать солдатам о Батуми. Там он провел детство. А еще весь их взвод любил петь, особенно профессиональный гимн «Марш артиллеристов».

Ирина Михайловна рассказала и о своей матери — девочке, которая прекрасно играла на фортепиано и много читала. А в годы, когда началась война, отложила книжки и встала на защиту Родины.

— Она вместе со своими подругами, так же как и мальчишки, пришла в военкомат. На фронт просились.

В итоге ее мать окончила медсестринские курсы и помогала на передовой, дежурила в госпитале, сидела у постелей умирающих.

— Мама и папа часто переписывались во время войны. Насколько могли… Особенно мне запомнились письма, где были стихи и песни. Песня «Темная ночь» стало для них самым значимым. А после войны они поженились, ― улыбается Ирина Гамбарова.

В репертуаре хора почти 200 музыкальных композиций. Руководит объединением кавалер благотворительного ордена «Миротворец» Ирина Гамбарова. Фото: архив Дома культуры «Москворечье»

Песня — душа поколений 

Почти на генетическом уровне любовь к музыке и песням передалась и ей. Ирина Гамбаров рассказала историю создания академического хора «Москворечье».

— Это было 35 лет назад. Мне, выпускнице института имени Гнесиных, предложили руководить молодежным джазовым ансамблем. Я пришла оформляться. Как оказалось, буду  руководить хором ветеранов. Выбора не было. Согласилась. Я сама его организовывала, а родители меня поддерживали.

Сейчас в репертуаре хора почти 300 композиций. Очень многие, так или иначе, связаны с военной тематикой.

— Мне очень нравится работать с ветеранами. Постоянно учусь у них жизнелюбию. А ведь у каждой из моих певиц за плечами очень тяжелая, а порой и трагичная жизнь. Но вот парадокс, которому я еще не нашла объяснения: несмотря ни на что, у них такой потрясающий оптимизм, такая огромная любовь и интерес к жизни, что трудно представить силу их духа, ― заключила Ирина Михайловна.

Мы в соцсетях