Лидия Иванова: Москва — лучший город мира, а я много где побывала

Лидия Иванова на чествовании звезд российского футбола — чемпионов Олимпийских игр в Мельбурне 1956 года. Фото: АЛЕКСЕЙ ПАНОВ/РИА НОВОСТИ

Коренная москвичка, двукратная олимпийская чемпионка по спортивной гимнастике, известный телекомментатор Лидия Иванова открыла секрет своего жизнелюбия, поделилась воспоминаниями о своем муже — великом футболисте и тренере Валентине Иванове, который играл на поле не хуже Эдуарда Стрельцова, — лучшем друге и партнере по «Торпедо» и сборной СССР.

Лидия Гавриловна, как поживаете в это непростое время?

— Слава богу, живу хорошо. Утреннюю гимнастику, правда, не делаю. Я ленива, это все знают (смеется). Я больше на своем таланте добивалась успехов, а когда закончила выступать, то ни руки, ни ноги не подняла в спортзале. Зато каждый день прохожу пешком не менее трех километров. И не в одиночку. Всех теток заставляю двигаться, которые на лавочке сидят у дома во дворе да семечки щелкают.

1979 год. Валентин и Лидия Ивановы с дочерью Олей смотрят на выступление детей из футбольной школы молодежи. Фото: ЮРИЙ СОМОВ/РИА НОВОСТИ

Вместе с мужем — известным футболистом и тренером Валентином Козьмичем — вы прожили 53 года. Скоро уже десять лет, как его нет с нами.

— Для меня это ужасная, неизмеримая потеря. Мы жили с Валей слаженно, гладко и интересно, не разделяя семейных обязанностей и никогда не задумываясь, кто из нас какая половина другого. Когда он умер, я подумала: «Зачем жить дальше?» В нашем доме, как в революционном комитете, все время трещал телефон. Всегда кому-то нужен был Валентин Иванов. И тут внезапно настала абсолютная тишина. Я сердцем ощутила этот жуткий контраст. Мне было очень одиноко, пусто и тоскливо. В тот момент мне помогли встать на ноги мои дети, внуки и друзья. Хорошо, что я была активной в общественной жизни, никуда не пропадала из спортивной гимнастики, меня периодически приглашали на телевидение комментировать соревнования, я находилась в эпицентре своего любимого вида спорта. И это заполняло пустоту в моем сердце.

Почему вы вышли замуж за футболиста?

— Мы познакомились с Валей в Австралии, куда наша страна отправила свою делегацию на Олимпийские игры 1956 года, кстати, вторые по численности после США. А ведь всего 11 лет прошло после окончания страшной войны, которую не дай бог кому-либо еще пережить. В Австралии я впервые встретилась с Валентином, и через три года он мне сделал предложение. Валя безумно любил футбол, я была увлечена спортивной гимнастикой. Мы летали в разные стороны света на свои соревнования, у нас не было мобильных телефонов, но едва появлялась возможность встретиться в Москве — сразу раздавался его звонок в дверь. На встречи со мной Валя часто приходил с Эдиком Стрельцовым. Это на футбольном поле они были смелые, а в жизни очень скромные — и Валя, и Эдик, ну а я уж тем более. Я очень стеснялась всего, что касается отношений с парнями, но постепенно мы привыкали друг к другу. У нас не было ресторанов, всего того, что есть в отношениях молодых людей сегодня, у нас все было скромнее, чище и дороже. Часто вспоминаю наши долгие прогулки по набережной, встречи за границей и в аэропортах... Мы были из одного мира спорта, поэтому нам было очень легко понимать друг друга.

Супруги Ивановы на вручении национальной спортивной премии «Слава». Фото: PHOTOXPRESS

Трудно было быть женой спортсмена?

— Трудно вообще быть женой, а футболиста или нет, это не важно. Постоянно строить семью — это большая работа. Ведь гораздо проще ее разрушить, тут никакого ума и мастерства не надо. А чтобы сохранять интерес мужа к себе, тут надо думать, чтобы не стать для него какой-то серостью. Иванов и Стрельцов были очень заметными фигурами в футболе. Стадионы тогда были полны болельщиками, сотни девочек были готовы пойти на все, чтобы сблизиться с кумирами. Чем я заинтересовала Валентина? Мне трудно объяснить. Я никогда не была красавицей.

Ну неправда, я видел ваши фотографии той поры.

— Нет, серьезно, я ничего не делала, чтобы победить поклонниц мужа. Мы — гимнасты сборной СССР — тренировались не менее четырех часов каждый день, плюс институт, так что мне было не до этого. Я была уверена в себе и в Вале. Безусловно, кто-то на него поглядывал, на меня тоже посматривали. И он это тоже понимал, поэтому мы просто шли по земле, нормально взвешивая свои «за» и «против». И как-то у нас все было скоординировано по жизни. Думаю, это судьба.

Говорят, что если бы не вы, то Валентин Иванов не добился бы таких высот.

— Да, я часто приглашала к нам домой игроков «Торпедо», их жен и девушек, чтобы ребята в хорошей обстановке свои разборки устраивали: кто кому пас не отдал. Я, конечно, могла и ногой топнуть на них, но только в масштабе квартиры. Можно сказать, оргработником выступала. Вероятно, из-за меня Валентин не поехал на ту злополучную подмосковную дачу вместе со Стрельцовым перед чемпионатом мира — 1958. Они ведь почти всегда были вместе.

Лидия Иванова (в центре) на XVI летних Олимпийских играх — 1956. Фото: PHOTOXPRESS

Когда Мамаева и Кокорина сравнивают со Стрельцовым — для вас это нож по сердцу?

— Мне просто больно, что Кокорин с Мамаевым кляксу поставили на этот замечательный вид спорта. Кто бы их знал, если бы не футбол. Но все же, как бы ни относились к ним болельщики, хочу сказать, что известными футболистами становятся труженики. Я всегда говорю журналистам, критикующим футболистов: а ты приподними попу, пробеги от одного стула к другому через коридор и обратно. И так сто раз! Да, тяжело. Футбол — это вообще-то тяжелый физический труд. А сравнивать Кокорина и Мамаева со Стрельцовым не надо. Да, Эдик тоже промахнулся из-за водки, но он был отлучен от футбола на гораздо больший срок.

Почему современные футболисты выбирают себе жен с модельной внешностью, зачастую без «царя в голове»?

— У них своя голова на плечах. И наверняка они не нуждаются в моих наставлениях. То, что они творят, им нравится, они сами отвечают за свою жизнь.

Почему за «Торпедо» во времена его расцвета болел известный актер Олег Даль, а Александр Ширвиндт до сих пор поклонник этого клуба, хотя от былой славы «Торпедо» остались одни воспоминания?

— Артисты и футболисты, по сути, делают одно дело — радуют публику своим мастерством. Только у футболистов аудитория больше. Мы также дружили с Олегом Табаковым. А Александр Ширвиндт — просто глыба какая-то, бесконечно остроумный, интеллигентный и очень добрый. И ребята-футболисты тоже были остряки. На своем уровне, конечно, не конкурируя с артистами. «Торпедо» 60-х годов была командой-образцом для эстетов, знающих толк в искусстве, она имела неповторимый рисунок игры. То, что вытворяли на поле Иванов и Стрельцов — это настоящий спектакль футбола.

Лидия Иванова на Первенстве СССР по акробатике и художественной гимнастике в 1958 году. Фото: ЛЕОНИД ДОРЕНСКИЙ/ТАСС

Что самое сложное для вас в профессии спортивного комментатора?

— Когда ты владеешь предметом, это нетрудно. Я легко могу дать профессиональный комментарий с точки зрения спортсмена, тренера и арбитра. До сих пор, кстати, комментирую выступления российских гимнастов на телевидении.

Вы коренная москвичка. Какая для вас Москва, что значит для вас этот город?

Нас, коренных, осталось очень мало. Мне Москва старая нравилась, а сегодняшняя вызывает у меня восторг. Безумно люблю свою столицу и вижу, как она хорошеет. Для меня это лучший в мире город, а я много где побывала. Америка нам вряд ли что противопоставит, скорее, Европа — Лондон, Париж, Прага, но Москва на первом месте. Бесконечная, гостеприимная, убранная и красивая.

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки