Иерей Максим Серпицкий: Я готов служить по контракту

11 июня. Иерей Максим Серпицкий уверен, что мужчину как такового определяетто, что он должен отвечать за свои долги и у него есть обязательство защищать Родину. Фото: Анатолий Цымбалюк
11 июня. Иерей Максим Серпицкий уверен, что мужчину как такового определяетто, что он должен отвечать за свои долги и у него есть обязательство защищать Родину. Фото: Анатолий Цымбалюк

На этой неделе в зону специальной военной операции отправляется иерей Максим Серпицкий, священник столичного храма иконы Божией Матери «Знамение» в Быкове, который находится в поселке Коммунарка ТиНАО.

Отец Максим, вы отправились на Донбасс практически сразу, в начале специальной военной операции. Что вами двигало?

Я не мог поступить иначе, ведь в каждой российской семье были погибшие в годы Великой Отечественной войны. В том числе и мои деды — Семен Овчаренко, который служил танкистом и проявил себя в Курской битве. А Лука Серпицкий служил командиром эскадрильи Ил-2, был кавалером двух орденов Ленина (высшая награда СССР) и ордена Красного Знамени. В 2004 году в Ташкенте установлен коллективный памятник героям Великой Отечественной войны. В их числе есть и Лука Серпицкий.

К сожалению, в самом начале СВО священникам выезжать в воинские части было сложно, так как их положение не было защищено в правовом смысле — они не числились в армии, поэтому на передовую их никто не пускал. Но мы все равно ездили и проводили работу с бойцами: причащали, крестили, раздавали молитвы. Но хотелось приносить больше пользы. И тогда я со своим товарищем Георгием Дехтяревым — тоже священником — решил пойти учиться на курсы тактической медицины в Медицинскую академию Министерства обороны. После месяца учебы мы отправились санитарами в боевые подразделения. Самая длительная командировка, которая продолжалась один месяц, была в донецкую республиканскую травматологическую больницу. Там мы ухаживали за ранеными бойцами.

А сколько всего командировок было за последние два года?

За эти два года было уже десять командировок, продолжительностью от двух недель до месяца каждая. При этом каждый раз мы испрашиваем благословение у своего правящего епископа. 

Нас, как правило, отпускают, но не на большие сроки, ведь и в храмах Москвы у каждого священника есть основная работа: если ты отлучаешься на какое-то время, то твою работу должен выполнять другой священник.

Какая существует мотивация для таких поездок?

Мужчину как такового в первую очередь определяет то, что этот человек отвечает по своему обязательству, отвечает за свои долги. И сейчас у каждого мужчины есть обязательство защитить свою Родину. Но от каждого Господь требует по способностям. И если по каким-то причинам ты не можешь воевать, не можешь встать в строй, то на своем месте обязательно надо мобилизоваться и делать все для победы. Так и я 24 февраля 2022 года понял, что должен как священник быть вместе с нашими военнослужащими. И еще меня подтолкнули бесовские ролики, в которых увидел, как пытают наших воинов, добивают их. Поэтому и отправился в Синодальный отдел по взаимодействию с Вооруженными силами с просьбой отправиться в командировку в зону специальной военной операции. Меня поддержали ребята из православной спортивной организации, из которой многие тоже отправились на передовую. А некоторые стали кавалерами ордена Мужества. 

На что обратили внимание в первую поездку в зону СВО?

Глаза ребят, в которых читалась востребованность в Боге. Военнослужащие на передовой чувствуют близость Бога и знают, что все зависит от него. Война, как и спорт, требует концентрации. Там за короткий период ты понимаешь, что важно, что тебе нужно. Большую помощь ребятам оказывают детские письма, которые отличаются чистотой, потому что написаны от сердца. И бойцы это чувствуют, красивые слова там не действуют, там нужны поступки.

Чем вам приходилось заниматься на фронте?

Нам приходилось помогать нашим ребятам как в физическом, так и в духовном плане. Несмотря на то, что в зоне СВО служат представители разных вероисповеданий: христиане, мусульмане, буддисты, иудеи — все они подходят и просят исповедовать. Я уже убедился, что моральная поддержка очень важна ребятам: им необходимо выговориться. Бывают и те, кто крестится. Я раздаю им иконки, крестики, молитвы «живые помощи», сделанные обычно в виде ленточки. И каждый раз бойцы просят возвращаться. Поэтому сейчас встает вопрос о моем контракте в армии. Одиннадцатая командировка будет уже в роли помощника командира части по работе с личным составом.

Я знаю, что еще в 2022 году за свои поездки в зону СВО вы получили награду из рук Патриарха Московского и всея Руси Кирилла. Расскажите об этом.

Да, я был одним из первых, кого в храме Христа Спасителя Патриарх Московский и всея Руси Кирилл наградил медалью ордена Дмитрия Донского за мужественное несение пастырского долга в военных условиях. Мне досталась награда под номером 28.

В том же году я был награжден Георгиевским крестом Донецкой Народной Республики. Еще у меня есть медаль «За укрепление содружества», врученная Союзом ветеранов РФ и медаль ордена «Слава России».

Слава России охватывает всю страну. А если немного сузить ее размеры до Москвы, какие места вам нравятся в столице больше всего?  

Я житель Южного округа и не могу не любить его. Любимых мест здесь, впрочем, как и по всей Москве, очень много. Но самое любимое — это, конечно, храм Державной иконы Божией Матери в Чертаново, где я начинал служить. Это невероятный храм, и очень сильный настоятель — игумен Митрофан Гудков.

ДОСЬЕ

Иерей Максим Серпицкий родился 21 июля 1974 года. Начинал служить в храме Державной иконы Божией Матери в Чертаново, сейчас несет службу в строящемся храме в Коммунарке. С 2022 года совершил десять командировок в зону специальной военной операции на территории Украины. Кавалер ряда орденов имедалей.

Новости партнеров