Историей футбола богаты

9 июля 2018 года. Юный футболист Аким Сулейманов тренируется на фоне граффити в честь Игоря Акинфеева. Фото: Максим Аносов
9 июля 2018 года. Юный футболист Аким Сулейманов тренируется на фоне граффити в честь Игоря Акинфеева. Фото: Максим Аносов

Успехи чертановских футболистов — повод для радости всех жителей Южного округа. Но мало кто знает, что у этих современных побед есть и исторические корни. Дело в том, что первое футбольное поле и первые матчи по игре в «ножной мяч» — именно так называли эту игру до революции — проходили на территории, ныне относящейся к ЮАО.

История нашего футбола начинается с истории развития в Москве завода, ныне известного как ЗВИ — Завод Владимира Ильича. В 1847 году московское Мануфактурное отделение решило перестать пользоваться техникой, поступающей из-за границы, и перейти на технику отечественного производства. Никаких санкций в ту пору не было, но производство «своего» было очевидно выгодно; казна поскрипела для виду, но на новацию раскошелилась, и началось строительство упомянутого завода.

Принадлежал этот завод, впрочем, англичанам. (В чем был, не исключено, и некий хитрый расчет: «дети Альбиона» были куда опытнее наших машиностроителей, под шумок можно было и поднабраться опыта.) Словом, предприниматель Гоппер и инженер Риглей взялись за дело рьяно; правда изначально завод не производил, а ремонтировал импортную технику.

Но речь, конечно, сегодня не об этом. А дело все в том, что Гоппер был фанатичным поклонником спорта. Его интересовали все виды спорта, включая яхтенный, ну а уже в ту пору любимый англичанами футбол — тем более.

В начале XX века начавший вдруг «загнивать» заводик неожиданно обрел второе дыхание. И в 1895 году именно при нем впервые было открыто футбольное поле. Азарт у заводчан появился сразу — еще до того, как в наш язык прочно вошло слово «футбол». Английская «игра в мяч на траве» как нельзя лучше легла на русский менталитет — сразиться, доказать, победить… Как только заканчивалась вечерняя смена, рабочие спешили в раздевалки, а потом до вечера сражались друг с другом — «цех на цех». Вскоре увлечение начало захватывать новые территории: начались сражения «завод на завод». А спустя еще несколько лет медик Е. Дементьев выпустил полезную книжицу, в которой правила игры были систематизированы и излагались предельно подробно. Дементьев тоже переводил название игры «футбол» как «ножной мяч», что еще на несколько лет оттянуло вливание английского слова в наш обиход.

«Пальму первенства» и право считаться первыми в футбольном смысле в столице оспаривали несколько полей. Однако знаменитая футбольная площадка «Ширяево поле» в Сокольниках появилась лишь год спустя после открытия поля «Гоппер» в 1896 году, и тоже по инициативе англичан. И когда в 1910 году Московская футбольная лига начала разыгрывать календарь первенства, 15 августа право провести первые игры досталось именно «Гопперу».

Позже, в 1916 году, завод Гоппера стал собственностью Льва Михельсона. При нем завод обрел финансовую уверенность в собственные силы, а с ней и известность, а после революции прославился изрядно — и активным участием рабочих в революции, и тем, что именно на бывшем заводе Михельсона было совершено покушение на Ленина эсеркой Фанни Каплан.

В советские же времена завод был известен прежде всего потому, что на нем производились вожделенные машинки ЗВМ, мечта всех советских хозяек.

В ТЕМУ

Забавно: если сейчас футболисты делятся на профессионалов и любителей, то до революции те, кто входил в МФЛ (Московскую лигу), гордо именовались «лиговыми», а все остальные — «дикими» футболистами. Перейти в разряд лиговых можно было, заплатив за членство в МФЛ 10 рублей.

Новости партнеров
Мы с соцсетях
Полезные ссылки