После гор — морские глубины

24 октября 2018 года. Москвич Андрей Левкин (справа) и его друг Николай Громов (слева). Фото: из личного архива

Ко Дню города жители Орехова-Борисова Южного водрузили флаг своего района на Казбеке («ЮГ» № 37 от 5 сентября 2018 года). А на прошлой неделе Андрей Левкин, экстремал из этого же района совершил погружение на глубину 37 метров с флагом района. Такой необычной акцией он хотел показать, что жители Южного округа могут покорить любые высоты и глубины. Корреспондент «ЮГ» встретился с дайвером после его возвращения в Москву.

...Над головой чернели прибывшие на стоянку суда. Но чем глубже дайвер погружался в воду, тем быстрее они сливались с морем и ночным небом. Андрей Левкин направил свет от фонаря вниз и уперся взглядом в коралловый риф, из которого выплыла рыбакрылатка.

В дайвинг-сафари по Красному морю Левкин отправился в начале октября. Там дайвер планировал свое 56-е погружение. Все предыдущие Андрей заносил в книгу погружений. Сейчас он тоже взял ее с собой.

А еще он вез в Египет флаг района.

— Главной задумкой было спуститься с флагом к потоп ленному британскому сухогрузу «Тистлегорм».

Среди дайверов это место считается одним из культовых в Красном море. Съездить в Египет и не побывать там — то же самое, что не пройтись по Красной площади, будучи в Москве, — рассказывает он. — В «Тистлегорме», как в метро — так много подводных туристов.

Опустились на глубину 37 метров с флагом района Орехово-Борисово Южное. Необычной акцией они хотели показать, что экстремалам района покорятся любые высоты и глубины. Ранее альпинисты района установили флаг на вершине Казбека

На карте дайвера сухогруз был в числе последних локаций. Весь маршрут проходил по затонувшему «железу» — военным кораблям, пассажирским теплоходам, грузовым судам. Само сафари по «северному потоку» ограничивалось шестидневным путешествием на борту яхты из Хургады в Шарм-эш-Шейх. В отличие от южных подводных достопримечательностей, здесь больше исторических трофеев, чем коралловых рощ. Но на безопасность погружений это не влияло.

«Море есть море. Чего вы от нас хотите?» — инструкторы Аладдин и Рамбо с туристами не церемонились.

С суровым выражением на морщинистых от солнца лицах они предупредили: кто не соблюдает мер безопас- ности при возвращении на палубу может рассчитывать максимум на аскорбинку.

А вот окажется аквалангист на судне снова или нет, зависит только от него самого.

— Под водой ты сам за себя в ответе. Нельзя рассчитывать, что кто-то поделится с тобой лишними барами кислорода. В море это роскошь, — говорит Левкин.

Однажды ему пришлось тянуть с 50-метровой глубины заработавшего азотный наркоз товарища. Того поманила на дно какая-то рыба, а когда он пришел в себя, понял, что тонет. Решил резко поддуть компенсатор плавучести.

И, если бы Андрей его не удержал, получил бы декомпрессионную болезнь. От этого никто не застрахован. На прошлом сафари похо- жая ситуация могла произойти с самим Левкиным.

Из Москвы в Хургаду мужчина приехал с окладистой бородой. Сначала это не мешало. Растительность на щеках напомнила о себе уже накануне погружения к «Тистлегорму». Когда на стоянку собралось около шести яхт, туристы решили устроить совместную ночную вылазку. Американцы, немцы, французы, русские и поляки — все ушли на глубину. В какой-то момент изза неплотного прилегания к коже маска Андрея стала наполняться водой. Еще миллиметров пять, и глаза сожгла бы морская соль.

Уровень воды достиг переносицы. Мужчина зажмурился и стиснул зубы.

— Помню, жутко щипало глаза. Резь была такая, что голова, казалось, лопнет.

Мои руки судорожно пытались вытрясти воду из маски, а тело продолжало идти ко дну. Очистить маску удалось только минут через десять, — говорит он.

Поэтому в день погружения флага москвич перестраховался и избавился от густой бороды. Дело оставалось за малым: спуститься на 37 метров и задержать дыхание для фото (чтобы через трубку не выходил воздух). Помогала Андрею компания самарских дайверов. Мужчины развернули полотно, схватили за углы.

Полотно надулось как парус. После пятиминутной баталии с тканью фотограф скомандовал «раз-два-три», и дайверы замерли. Таких снимков Левкин еще не привозил с отдыха.

СПРАВКА

Корабль «Тистлегорм» затонул в Красном море в 50 километрах от Шарм-э ш-Шейхаво время Второй мировой войны в ходе бомбардировки с немецкого самолета в 1941 году. На борту находилось вооружение, предназначенное для Северной Африки. Первыми судно обнаружили исследователи экспедиции «Калипсо» под руководством Жака Ива Кусто в 1955 году. В трюме аквалангисты нашли тонны боеприпасов. Десятки единиц военной техники образовали искусственный риф.

Новости партнеров
Мы с соцсетях
Полезные ссылки