Гарик Сукачев: Мне предложили поставить классическую пьесу

Фото: Василий Кузьмиченок/ТАСС  
Фото: Василий Кузьмиченок/ТАСС

В начале декабря главный хулиган российского рок-н-ролла Гарик Сукачев отметил 60-летие. В перерывах между концертами он еще и пишет книги, и последняя — «Путь Горыныча» — единственное на данный момент авторизованное издание, содержащее фрагменты его биографии.

Гарик, у вас год назад вышел фильм «То, что во мне»: вы — режиссер — сели на мотоцикл и проехали весь Алтай, чтобы взглянуть на него глазами обожаемого вами Шукшина, родившегося в тех краях. А как появился замысел картины «Дом солнца» о движении хиппи в СССР?

— «Дом солнца» мог бы стать моей первой картиной, но, к огромному счастью, ею не стал. К этому фильму подступался несколько раз на протяжении пятнадцати лет, но меня все время что-то отводило: видимо, я должен был дозреть. Изначально это была повесть, написанная Иваном Охлобыстиным, но конечный сценарий уже сильно отличался от повести.

Особо интересно показана атмосфера сборищ на частных квартирах. Создается ощущение, что вам хорошо знаком этот мир?

— К семнадцати годам я, всю жизнь проживший на окраине Москвы, учившийся в железнодорожном техникуме, стал тусить с ребятами совсем другого круга, живущими в центре столицы. Тогда расселялись старые дома на Тверских-Ямских, в коммуналке одного из них обосновалась хипповская коммуна. Вот там-то я впервые и встретил знаменитого хиппана Солнце, который потом стал главным героем моего фильма. Вообще, в столичной тусовке я чувствовал себя неуютно, поскольку был представителем другого класса. Но тем не менее я продолжал вариться среди прогрессивной молодежи. А она обменивалась музыкой, интересовалась андеграундом, делала журналы в домашних условиях. И разговоры под портвейн там велись об учении Кастанеды или «Откровениях Иоанна Богослова».

Вы себя сняли в этом фильме в «эпизоде мечты»?

— Да, там есть тридцать секунд, когда на балконе дома напротив появляется Владимир Высоцкий, которого я и играю. Не смог себе отказать в этом удовольствии.

А какую музыку вы сами слушаете?

— Мне в одном хорошем театре предложили поставить классическую пьесу, поэтому сейчас даже в машине музыку не слушаю совсем. Мешает. Много читаю и все время гоняю по кругу две классические пьесы, думаю, как это можно было бы сделать.

Это при том, что в свое время вам, Ефремову и Митте — младшим, и Ивану Охлобыстину Олег Ефремов предоставлял новую сцену МХАТа в надежде, что вы со своим перпендикулярным видением что-то измените? Ну и как собираетесь ставить классику?

— Классика — это совсем другое дело.

Вы недавно сняли клип, для которого пришлось приобретать альпинистские навыки.

— Да, клип мы снимали в Алма-Ате. Для меня эти удивительно красивые съемки — одно из лучших воспоминаний жизни. Наверное, они были тяжелыми, опасными, мне чуть ногу не оторвало. Мы сознательно хотели снять его без какого-либо компьютерного монтажа, для чего приходилось с инструкторами подниматься в горы, осваивать альпинистские навыки. Алма-Ата — один из тех городов, где прошла часть моей жизни. Раньше я в любую свободную минуту садился на самолет и летел туда, там жили мои друзья, там у меня были знакомые кинематографисты на студии «Казахфильм». Я всегда мечтаю в очередной раз прилететь туда зимой, чтобы увидеть эти огромные снежные вершины.

Сегодня бытует мнение, что для того, чтобы быть искреннем на сцене, рок-музыканту достаточно перед выступлением принять стакан водки… Как вы к этому относитесь?

— Вы попробуйте предложить выпить спортсмену этот стакан и посмотрите, как он побежит стометровку. Конечно, Россия — та страна, которая трепетно и нежно любит пьющих людей, и мне лестно, что меня считают одним из главных алкоголиков. Видимо, к удивлению окружающих, по-прежнему живущих.

Да уж, в чувстве юмора вам не откажешь. Вы — коренной москвич, принимали участие в проектировании станции метро «Тушинская». А какие места в столице сегодня вам особенно дороги?

— Я всегда любил бульвары, на которых мы гуляли, дружили, дрались и любили.

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки