Иосиф Райхельгауз: Жизнь надо воспринимать как подарок

25 марта 2019 года. Иосиф Райхельгауз перед показом спектакля «На Трубе» в театре «Школа современной пьесы» в Москве. Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости
25 марта 2019 года. Иосиф Райхельгауз перед показом спектакля «На Трубе» в театре «Школа современной пьесы» в Москве. Фото: Владимир Вяткин / РИА Новости

Пока столичные театры закрыты, артисты продолжают репетировать спектакли по видеосвязи и искать новые формы взаимодействия со зрителем.

Народный артист РФ, художественный руководитель театра «Школа современной пьесы» Иосиф Райхельгауз, находясь на самоизоляции на даче, запустил цикл видеозаписей «Байки на карантине», где рассказывает истории из недавно опубликованной книги «Игра и мука».

Корреспондент «ЮГ» заглянул на страницы книги, чтобы узнать, чем еще театральный режиссер поделился в ней с читателями.

МОЛОДОСТЬ И СТАРОСТЬ

Молодость — это бесконечность, это уходящий горизонт. Старость — осознание приближающегося горизонта. Это понимание конечности ВСЕГО. Это повторы в ощущениях, событиях, оценках. Молодость — это когда «А хочешь увидеть? Конечно! А хочешь прочитать? Да! А хочешь поехать? Немедленно выезжаю!» На все — да. Старость — это я уже видел, это я знаю, об этом не знаю, но догадываюсь… Я вижу перспективу, она программируется, вычисляется, прогнозируется.

СЧАСТЬЕ И НЕСЧАСТЬЕ

Я переживал счастье, и не раз, когда мои фантазии становились реальностью.

Счастье — мои дети. Иногда — редко — результат моей работы. Счастье было на комфортной яхте в Средиземном море и в экстремальном путешествии по пустыне Такла-Макан при температуре плюс 51. Счастье, когда держишь только что выпущенную книгу. И когда на снегоходе движешься по склону Эльбруса…

Не раз бывал несчастлив. Многократно. Когда отчисляли из одного института, а затем из второго за профнепригодность. Когда лишали работы и возможности жить в Москве. Самое страшное и сильное — это потеря мамы и папы. Большего несчастья не может быть…

Вообще я везучий человек. Не знаю, кого благодарить, но вся моя жизнь — фантастический, невероятный подарок. Мне повезло в жизни. Я встречался, работал, общался и даже дружил с пятью-шестью гениями. Назову их: Анджей Вайда, Ежи Гротовский, Анатолий Васильев, Давид Боровский, Анатолий Чубайс, может быть, Окуджава... может быть... Все эти люди в быту существуют или существовали по очень определенной системе, по регламенту, по определенным законам. И среди этих законов главнейший — всего себя посвящать той сфере, в которой ты гений. Не тратиться на то, что к этой сфере не относится. Если бы я принял эти законы, может, я приблизился бы к кому-то из них. Но я хочу жить так, как живу, и мне достаточно профессиональных и творческих достижений.

ЖЕНЩИНЫ И МУЖЧИНЫ

Люблю женщин. В юности эта любовь занимала меня довольно серьезно. Я по этому поводу на себя злился, потому что головой понимал, что любить нужно не женщин, а образование, музыку, живопись, литературу. Когда уже студентом в Ленинграде услышал лекции о Зигмунде Фрейде, стал читать сначала его самого, потом и его критиков, в том числе Юнга. Я убежден, что либидо — мощнейший стимул и к профессии, и к жизни… Конечно, мужчины и женщины равны.

Еще совсем недавно женщина-режиссер, композитор, квантовый физик или конструктор самолетов была редкостью. Теперь сколько угодно. Среди абитуриентов, поступающих в мою мастерскую, 70 процентов женщин, причем очень талантливых. Когда я учился, соотношение в режиссерской группе было: две девушки на десять мужчин. Сегодня все наоборот.

Тем не менее женщина, которая полностью отдает себя профессии, — это странно. Потому что есть физиология, которую я постичь не могу. Беременность и рождение ребенка — это настоящее чудо, загадка. И в этом смысле мужчине с женщиной никогда не уравняться. Ее приоритет, ее роль в возникновении новой жизни — невиданные. Что круче — родить ребенка или создать спектакль? Выносить в течение девяти месяцев дитя или написать гениальную компьютерную программу? Родить ребенка — это круче.

Мужчина и женщина — сообщающиеся сосуды. Женщинам тоже никогда не познать уровень мужского созидания. Не зря ведь Бог — мужчина. Скажу так: мир сочиняет мужчина, а женщина сочиняет жизнь.

ПУБЛИЧНОСТЬ И ЛИЧНОСТЬ

Убежден с юности, что ни в коем случае ни о каком человеке, ни о женщинах, ни о мужчинах, нельзя в его/ее отсутствие говорить то, что ты никогда не рассказал бы в его/ее присутствии. Поэтому я никогда не называю имен, фамилий. Вот эта «откровенность» в интервью, публичное «раздевание» в телепередачах — это то, что мне крайне не нравится в нашей среде.

ПОСТУПКИ

Человека нужно судить по его поступкам и проявлениям. Любой человек открыт, и про него все понятно.

Я все время говорю то, что думаю, очень люблю свою страну, русскую культуру. И не раз проявлял эту любовь и доказывал, поскольку наш театр и я конкретно не раз представляли Россию на международных фестивалях, конкурсах, на гастролях. И если мы выигрываем Гран-при в Индии, в Иране или в Париже, я приношу стране гораздо больше пользы, чем мракобесы, доказывающие свой патриотизм на ТВ-каналах…

РОДИНА И ВРЕМЯ

Девяностые — время, когда рухнула не только Берлинская стена, но и железная стена, отделяющая Россию от мира. Время перемен, надежд, открытий, созидания. Время, когда я понял и почувствовал, что от меня реально что-то зависит. Вдруг слово «можно» стало преобладать над словом «нельзя».

Ты становишься автором своей судьбы. Притом что я понимаю весь исторический контекст этой сложной эпохи, она для меня таковой и осталась — счастливой эпохой безграничных возможностей. Мне неоднократно делали интереснейшие предложения — в Америке мог занять должность профессора престижного университета. Получал работу в крупнейших театрах мира, были многочисленные предложения в Израиле, в том числе и на получение гражданства… Есть квартира в Одессе. Есть у моих детей квартира в Болгарии. Но я везде гость.

Даже в Одессе. На третий-четвертый день я хочу оказаться в своем театре на Трубной и в лесу в поселке Жаворонки. Родина — это данность, ее нельзя поменять.

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки