Никас Сафронов: Время смены приоритетов

 

17 февраля 2020 года.Никас Сафронов на показе фильма «На Луне». Спустя месяц столица перешла на режим самоизоляции. Фото: Станислав Красильников/ТАСС
17 февраля 2020 года. Никас Сафронов на показе фильма «На Луне». Спустя месяц столица перешла на режим самоизоляции. Фото: Станислав Красильников/ТАСС

Почти всю самоизоляцию художник Никас провел дома в Москве. Но, говорит, скучать времени не было: дел слишком много.

Никас Степанович, чем же вы занимались?

— Ну, например, рисовал маски.

Маски?!

— Да, медицинские. Наносил рисунок на ткани специальной краской. Изображения разные. Там и мои любимые животные, и известные люди. Ну, например, Толстой, Пушкин, Николай II. Эти маски можно надевать сверху на маски простые. Часть из них, кстати, я передал детской инфекционной больнице для медсестер и врачей. Мне потом прислали благодарность, потому что дети стали улыбаться! Там
ведь на рисунках и клоуны, и барбос с вытянутым языком. Я и знакомым такие маски раздал. Мне потом рассказывали, что в магазинах мои творения привлекали очень пристальное внимание.

Значит, благотворительностью занимались?

— В том числе. Я, например, купил аппарат ИВЛ для детской инфекционной больницы в Ульяновске. Они просили меня помочь.

Какие выводы, на ваш взгляд, должно сделать человечество из последних событий?

— Например, вывод о том, что нужна настоящая чистая вера. Вспомните: люди начали массово ходить в церковь в 1990-е, потому что возникла такая мода. После того как вера в коммунизм исчезла, стала нужна какая-то другая. Но и тогда, и в последние годы вера у людей часто была очень поверхностной. Потому что мы жили на бегу. Нужно было и красиво одеться, и заработать на квартиру, машину, какие-то дорогие вещи. И вдруг — пандемия. Бег у многих остановился. Появилось время переосмыслить ценности, которыми ты руководствуешься.

А еще многим стало страшно за себя и за близких. Поэтому обратиться к Богу сейчас — самое время. А еще — осознать ценность человеческого существования. Вспомните историю основателя Apple Стива Джобса. Он сказал, умирая, что отдал бы все, что он нажил, за год жизни. Он понял, что важны не материальные ценности, а дети, родители, друзья и другие близкие люди. Так и у нас во время самоизоляции. Находясь дома и не отвлекаясь на очень деятельную, но бестолковую жизнь, я надеюсь, многие переосмыслили свою жизнь.

Может быть, этот вирус не просто так нам послан?

— Очень сложный вопрос. Возможно, это еще и кара какая-нибудь свыше… Чтобы мы могли оглянуться, одуматься, пересмотреть жизнь. Ведь обратите внимание, когда началась эта эпидемия, многие богатые люди купили собственный аппарат ИВЛ. У них была уверенность, что они уже избранные, что их не заденет никакой коронавирус, а на самом деле, даже отдыхая в своих «куршевелях», многие из них заболели. Вот это тоже один из фактов того, что мы можем пересмотреть свою жизнь, изменить что-то в ней и сделать…

Большинство, мне кажется, все-таки занимались куда более приземленными вещами.

— А ими тоже заниматься нужно! Ну, например, многие сделали то, что долго откладывали на потом. Скажем, наконец-то начали заниматься спортом, потому что растолстели. Многие наконец-то перебрали старые вещи. Я, например, просмотрел 7,5 тысячи книг. Часть отложил для детских фондов, часть — для детских деревенских библиотек. А еще достал эскизы и наброски уникальных красот России, сделанных в городах Золотого кольца, и стал их вводить в более законченные картины.

В общем, самоизоляция самоизоляцией, а работа работой?

— Конечно. Я, например, тружусь над большим плотном, которое заказал мне король Бахрейна. Он должен был приехать 9 мая на парад Победы и зайти ко мне в гости, но вот не получилось. И новый президент Кубы не зашел. Я тоже написал его портрет.

Он лично позировал?

— Нет, мне отправили фотографии. Но я, конечно, создал не тупую их копию, а образ — человек на фоне городского пейзажа в Гаване. Эту работу я тоже во время самоизоляции закончил. Ну и друзей, конечно, продолжаю изображать. Вот Александра Калягина нарисовал. А еще Фаину Раневскую, Аркадия Райкина, Андрея Миронова, Савелия Крамарова, сатирика Александра Иванова — работы отдал их наследникам.

Но отдыхать, согласитесь, тоже нужно. Говорят, у вас теперь есть целое имение.

— Скорее вотчина. В этих местах в Ульяновской области, откуда я родом, еще мой дед жил, священник. У меня там теперь 25 гектаров земли, два гостевых дома, баня… Там озеро с карпами большое, где можно плавать, пчелы… Там был раньше колхоз, остались яблони, груши, вишни, мед фантастический — в прошлом году я 500 килограммов получил. Липовая роща, березовая роща. Там лоси, кабаны. В общем, такое место удивительное. И там недалеко есть обрыв такой, там водится самый уникальный камень — симбирит. Он полудрагоценный, нигде больше нет, поэтому его назвали в честь Симбирска — симбиритом… Я надеюсь, что там будет лодка, можно будет кататься, рыбачить
и получать удовольствие.

А еще у меня там вода уникальная. Мы как-то с Шамилем Тарпищевым разговорились, и я сказал, что пью швейцарскую питьевую воду. А он — да это ерунда такая-то из-под крана. Твоя вода из скважины — лучше!

Досье

Никасу Сафронову 64 года. Заслуженный художник Российской Федерации. Приобрел славу как яркий портретист, которому часто заказывают работы известные и богатые люди: политики, общественные деятели, звезды шоу бизнеса.
Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки