Диана Гурцкая: Краски жизни чувствую через музыку

 

Диане Гурцкае постоянно приходится доказывать, что она делает свою работу не хуже других. Но она считает, что трудности в жизни нормальны, и их надо учиться преодолевать. Фото: Рамиль Ситдинов/РИА Новости
Диане Гурцкой постоянно приходится доказывать, что она делает свою работу не хуже других. Но она считает, что трудности в жизни нормальны, и их надо учиться преодолевать. Фото: Рамиль Ситдинов/РИА Новости

— Диана, в вашей биографии написано, что вы, когда были совсем маленькой девочкой, убедили учителей, что можете научиться играть на фортепиано. У вас была такая большая тяга к музыке?

— Музыка всегда меня увлекала, была для меня некой неведомой сказочной страной, где, наверное, были те краски жизни, которые я не могла видеть, но через музыку — чувствовала. Поэтому я и стала с воодушевлением ей заниматься. Первыми инструментами, которые я освоила, было игрушечное пианино и бандури (национальный струнный инструмент). Что касается игры на фортепиано, я играю, могу себе аккомпанировать, но я не вполне довольна своей игрой. Могла бы и лучше.

Возможно, дело в образовательной системе?

— Скажем так, она не совсем была готова к тому, чтобы обучать незрячего ребенка, в том числе музыке. Я не освоила нотную грамоту по Брайлю, и наизусть разучивала Бетховена, Баха. Это было интересно, но недостаточно. Хотелось большего. Оглядываясь назад, хочу сказать, что сейчас колоссально много делается в образовании людей с инвалидностью.

А увлечение пением началось в музыкальной школе?

— Пела я всегда. И до музыкальной школы. Играла ли я с куклами, собирала ли цветы. Когда мы с мамой и сестрой гуляли в парке, пели на три голоса. Пела фольклорную музыку в том числе. И была счастлива, потому что чувствовала себя свободной и независимой. Песня дает ощущение скольжения в этом мире.

Биографии артистов в начале часто складываются не очень ровно. Вас, кажется, никуда от музыки не уводила судьба, и путь был легкий и прямой?

— Я бы не сказала, что у меня все было легко. Просто я понимала, чего я хочу. Мне и по сей день нелегко, приходится доказывать, что я не хуже делаю свою работу, чем другие. Но какие бы ни были трудности, я старалась преодолеть их. И не только в музыке, в любой сфере. Ни в коем случае я не позиционирую себя так, что я в черных очках и потому мне трудно. Нет. Трудно бывает всем. И это нормально, это жизнь.

Я к тому, что у вас не было других вариантов?

— Папа хотел, чтобы я поступила на филологический факультет в пединститут. Более того, он без меня договорился с педагогами, которые могли бы со мной позаниматься. Но мама всегда была моей союзницей. И она сказала о намерениях папы. Воспитание наше непозволяет перечить отцу, но я пригласила папу на беседу. И сказала: «Ради бога, я поступлю на педагогический, но это будет не мое желание, а твое. А если ты хочешь, чтобы я жила, я должна заниматься музыкой». И он услышал меня.

Вы хотели покорить именно эстрадный олимп или вам было достаточно просто заниматься музыкой?

— Конечно, я хотела петь на большой сцене. Получилось так, что профессиональную сцену я опробовала, когда мне было лет десять: вместе с грузинской певицей Ирмой Сохадзе я спела дуэтом в Тбилисской филармонии. И когда я почувствовала запах кулис, услышала шквал аплодисментов — случилось озарение. Я сказала себе: это тот мир, в котором я хочу и буду жить. Правда, я не понимала, что столкнусь с колоссальными трудностями. Пусть никто не думает, что быть артистом — легко. Это труд.

У вас очень много лиричных песен. Это связано с вашим характером? Вы меланхолик?

— Ой, нет. Я просто люблю аккорды минора, потому что они очень красивые. Но я человек не минорный, хотя иногда грустить тоже надо, потому что это неотъемлемая часть нашей жизни. И поплакать можно. Это не значит, что я такая плакса. Да, через музыку мы, может быть, рассказываем о своей жизни, но почему бы ее не подавать в такой красивой минорной оболочке

Вы ведете активную общественную жизнь. Простите за вопрос, но зачем вам это?

— Все очень просто: если мне, при поддержке моих коллег, моей команды, удается помочь хоть одному человеку, значит, я не зря живу.

А у вас самой бывало такое, что опускались руки?

— Конечно. И у меня бывали в жизни ужасные моменты. Например, когда не стало мамы. Земля разверзлась, и образовалась пустота. Мне по-настоящему не хотелось жить. Но рядом были люди, которым я нужна (это и моя семья, и мой папа, которомусейчас 91 год, и моя сестра, и братья). И потом я понимала, что мама хотела, чтобы я работала, достигала успехов. И верю, что она смотрит на меня с небес и счастлива за меня.

Вашему сыну Косте 13 лет. Чувствуете уже приближение переходного возраста?

— Безусловно, начинается его становление. И мы с мужем пытаемся контролировать. Но ни в коем случае не ломать. Сын понимает, что существует грань, что хорошо, а что плохо. Вообще, моя жизнь разделилась на «до» и «после», когда родился сын Костя. Я живу ради него, и эпицентр моей жизни — он. Это то счастье, о чем я даже мечтать боялась.

Поделитесь рецептом: как оставаться сильной женщиной?

— Я иначе не имею права. Мне тоже иногда хочется быть слабой. Но нечасто. Потому что я должна работать над собой, идти дальше. То, что сейчас у меня есть, — это не вершина. Нужно осваивать новое — я люблю экспери-ментировать. Тогда жизнь интереснее.

«Дорогая передача», которую вы ведете на радио, — это один из таких экспериментов?

— Да. Несколько лет назад у меня возникла идея фикс — вести радиопередачу. И я об этом говорила всем. Продюсер «Дорогой передачи» Елена Бакумова услышала, предложила мне стать ведущей. Я очень волновалась сначала, заучивала вопросы, но однажды на эфир пришел Саша Олешко, увидел, как я мандражирую, и говорит: «Диана, зачем ты все учишь? Импровизируй». И я начала импровизировать. Спасибо ему, вселил в меня уверенность.

У вас есть песня «Подруги». Вы верите в женскую дружбу?

— Верю! Я не знаю, кто как видит этот мир, но в моей жизни было очень много хороших людей. И я им очень благодарна. И своим подругам, конечно же. И брату и продюсеру, который все сделал для того, чтобы я жила и работала. Благодарна моему супругу, который с большим пониманием и с любовью относится к каждой моей мечте, и я счастлива, что он есть вообще в моей жизни.

Досье

Диана Гурцкая — заслуженная артистка РФ, председатель Комиссии по поддержке семьи, материнства и детства, член Комиссии при президенте РФ по делам инвалидов. Родилась в Сухуми. Окончила эстрадное отделение Музыкального училища имени Гнесиных, Институт современного искусства. С 2010 года проводит благотворительный фестиваль «Белая трость» для незрячих детей.

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки