Расписались на стенах саркофага

Май 1986 года. Ликвидация аварии на Чернобыльской АЭС. Фото: Виктор Хабаров
Май 1986 года. Ликвидация аварии на Чернобыльской АЭС. Фото: Виктор Хабаров

В столице прошли памятные мероприятия, посвященные 33-й годовщине со дня окончания сооружения объекта «Укрытие» на Чернобыльской АЭС. Именно 30 ноября 1996 года было официально признано, что распространение опасных выбросов взято под контроль. Среди участников той героической эпопеи были и сегодняшние жители Южного округа.

В конце ноября у памятника ликвидаторам на Поклонной горе всегда много цветов. Люди, чьи судьбы оказались связаны с Чернобылем, приносят их поодиночке или вместе с близкими, приходят и официальные делегации. А 30 ноября здесь прошел большой памятный митинг, посвященный событию, которое сами ветераны называют своей победой. Ровно 33 года назад правительственная комиссия подписала акт о принятии объекта «Укрытие-1», известного в народе как саркофаг. Под огромным бетонным куполом специалисты смогли захоронить тонны опасного мусора. Только тогда стало ясно, что разбушевавшуюся радиацию наконец удалось взять под контроль.

Житель Южного округа Николай Лобанов работал над созданием саркофага с самого начала чернобыльской трагедии. В то время он был сотрудником 605-го управления специального строительства Министерства среднего машиностроения СССР — той самой организации, под чьим руководством и происходило возведение объекта «Укрытие». Их, машинистов автокранов, отправили в зону бедствия первыми.

— Я прибыл в район Чернобыля в мае 1986-го с первой колонной тяжелой техники. Сначала местом дислокации стал городок Иванково. Когда мы приехали, он уже словно вымер — пустые улицы, дворы, людей нет, всех эвакуировали. И только на песчаном пустыре стояли палатки, в которых жили военные. Рядом бочка с водой. Ни санпропускников, ничего подобного еще не было, — рассказывает Николай Евгеньевич.

Приезжали солдаты с «зоны», как называли территорию, расположенную рядом с реактором, под этой бочкой умывались — вот и вся защита от радиации.

Это позже стали делать санпропускники, появились личные дозиметры — старенькие, позаимствованные в ДОСААФ, но и это оказалось большим достижением. Каждый день ликвидаторы снимали показания полученной радиации.

30 ноября 2019 года. Памятное мероприя- тие, посвященное ликвидации Черно- быльской АЭС на По- клонной горе. На фото ликвидато- ры Сергей Юраскин, Николай Лобанов, Геннадий Лебедев и Николай Фролов (слева направо). Фото: Элина Максимова
30 ноября 2019 года. Памятное мероприя- тие, посвященное ликвидации Черно- быльской АЭС на Поклонной горе. На фото ликвидато- ры Сергей Юраскин, Николай Лобанов, Геннадий Лебедев и Николай Фролов (слева направо). Фото: Элина Максимова

При передозировке отправляли домой. А у машинистов кранов было очень много шансов получить зашкаливающую дозу — работали практически у самого реактора.

— Поступил приказ срочно организовывать железнодорожные платформы, чтобы подойти ближе к реактору.

Их завозили на блок, разгружали, собирали стенку из этих платформ. На основе этой конструкции стали сооружать саркофаг, — объясняет Николай Лобанов.

Потом уже специалисты подсчитали, что объект «Укрытие» состоял из 7 тысяч тонн металлоконструкций и почти 800 тысяч тонн бетона. Здесь работали сварщики, резчики, крановщики, рабочие-строители, сотни водителей и операторов тяжелой техники.

Еще один ликвидатор, Николай Фролов, в то время занимался созданием 30-километровой зоны отчуждения и наладкой сигнализации. Он и сейчас вспоминает, что самым страшным впечатлением для него стал мертвый город Припять.

— Кругом — ни души. А на остановках валялись чьи-то чемоданы, детские коляски, куклы. И так по всему городу. Это ощущение случившейся катастрофы не забыть, — говорит он.

Зато из деревень старики уезжать не хотели. Говори ли, что они никакой радиации не чувствуют.

— У них двор, дом, огород.

Видят наши машины — и прячутся в ботву, — вспоминает Николай Фролов.

26 ноября 1986 года начали закрывать крышу саркофага. В те дни природа словно взбунтовалась: ветер был страшный, огромные краны раскачивались из стороны в сторону. Стало ясно, что положить последние блоки легко не получится. Только 30-го числа ветер стих.

С огромным трудом удалось закончить крышу, и смертельно уставшие ликвидаторы наконец доложили в Москву о завершении этой исторической и невероятно тяжелой работы. Многие тогда расписывались на стенах саркофага — так же, как когда-то советские солдаты оставляли свои автографы на развалинах Рейхстага.

Сегодня участники тех событий, проживающие на юге столицы, говорят, что власти о них не забывают.

В управе Царицына проводят мероприятия, посвященные чернобыльской трагедии, помогают и депутаты Мосгордумы. Вот и перед тем, как приехать на Поклонную гору, ликвидаторы собрались у мемориального камня на Пролетарском проспекте, установленного в память о ликвидаторах последствий радиационных и ядерных катастроф. Вспомнили тех, кого нет в живых. И кто-то сказал, что очень важно помнить, как тридцать с лишним лет назад у советских людей появился еще один, чернобыльский День победы.

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки