Олег Артемьев: Всегда равняйтесь на первых

Олег Артемьев: Всегда равняйтесь на первых. Фото: Антон Гердо, «Вечерняя Москва»

Накануне Дня космонавтики «Южные горизонты» поговорили с космонавтом и депутатом Мосгордумы Олегом Артемьевым.

— Олег Германович, какое место в Южном округе вы назвали бы «самым космическим»?

— В ЮАО это Национальный исследовательский ядерный университет «МИФИ», который работает в том числе и на космонавтику, можно также еще упомянуть Московский завод радиотехнической аппаратуры. Ну и, конечно, для меня это родное Бирюлево, откуда меня запустили на орбиту Московской городской думы. В Южном округе космически добрые люди, отзывчивые и готовые отстаивать свои интересы. Со многими мы подружились во время предвыборной кампании и тогда еще шутили, что раз в 29-м избирательном округе депутатом будет космонавт, то в космос полетит и все Бирюлево.

— А когда школьникам округа ждать вас в гости? Скоро же День космонавтики.

— Как только будут сняты карантинные ограничения, так сразу, а пока мы проводим встречи со школьниками в онлайн-формате. Это удобно, ведь даже находясь за тысячи километров от Москвы, как сейчас, например, во время предстартовой подготовки на Байконуре, я могу пообщаться с ребятами.

Член основного экипажа МКС-39/40 россиянин Олег Артемьев во время комплексных экзаменационных тренировок в Центре подготовки космонавтов в Звездном городке. Фото: МИХАИЛ МЕТЦЕЛЬ/ТАСС

На прошлой неделе прошло несколько онлайн-встреч, приуроченных к 60-летию первого полета человека, Юрия Гагарина, в космос, с учащимися кадетского и инженерного классов «Школы № 667 имени Героя Советского Союза К. Я. Самсонова» района Бирюлево Западное, где я являюсь председателем управляющего совета, и с учащимися «Школы № 1861 «Загорье» района Бирюлево Восточное.
— Вы обратили, кстати, внимание, когда современные дети говорят, что хотят стать космонавтами, как они себе представляют эту работу?

— Современных мальчишек и девчонок интересует именно техническая сторона: как питаться на Международной космической станции (МКС), сколько зарабатывают космонавты, как быстро они смогут полететь на Марс, какие перспективы у этой работы. Можно сказать, что они мыслят более практично. Мы в детстве меньше задумывались о комфорте, просто хотели подражать первому космонавту планеты Юрию Гагарину. Хотелось принести пользу стране, быть причастными к научному прогрессу, открыть что-то новое и достойно войти в историю. Но определенно радует, что есть интерес к работе в ракетно-космической отрасли, пусть даже и более прагматичный. Время меняется, и это нормально.

— Расскажите о ваших детских космических мечтах. Какие картинки вы себе рисовали?

— Не могу сказать, что я мечтал стать космонавтом. Мой отец в прошлом военный, служил на Байконуре, и я окончил школу там же. Тогда я хотел быть летчиком или путешественником-мореплавателем. По субботам бегал в Клуб юных моряков и никогда не пропускал занятия. На Сырдарье стояли ялики (небольшая легкая парусная лодка. — «ЮГ»), мы ходили на них по реке, изучали матчасть, перебирали их двигатели.

Желание стать космонавтом появилось после встречи с Владимиром Алексеевичем Соловьевым, дважды Героем Советского Союза, летчиком-космонавтом СССР, во время лекции-экскурсии в Центр управления полетами, когда я поступал в Бауманку.

Владимир Алексеевич тогда был руководителем полета орбитального комплекса «Мир». Он так интересно рассказывал, что все, кто был на этой встрече, захотели попробовать стать космонавтами. Спустя 11 лет после встречи с Владимиром Алексеевичем я был зачислен в отряд космонавтов, а еще через 11 лет отправился в свой первый космический полет.

— Вы сейчас тренируетесь в дублирующем составе. Что это для вас значит? Ведь дубль, скорее всего, не полетит в космос, но готовят его также серьезно, как и основной.

— Космонавт готовится к полету все время, пока находится в отряде космонавтов. Обычный рабочий день космонавта на Земле — это учеба, лекции и практика, зачеты и экзамены, занятия на тренажерах для отработки и поддержания полученных знаний и навыков. А также специальная подготовка — летная, парашютная, водолазная, на «выживание» и так далее. Если попадаешь в дублирующий экипаж, более плотным становится цикл экзаменов, а тренировки более узконаправленные, рассчитанные именно на конкретную экспедицию.

Подготовка практически не отличается от подготовки основного экипажа. Программа полета МКС-65, к которому нас готовят, очень насыщенная, а самым значимым событием за время экспедиции должно стать выведение на орбиту модуля «Наука», его стыковка с космической станцией и проведение работ по интеграции модуля к ней. Все это требует большой и серьезной подготовительной работы, связанной с выходами в открытый космос, перестыковками кораблей, поэтому и тренировки соответствующие. Подготовка очень интересная, считаю, что мне повезло попасть дублировать этот экипаж.

— Читала, что вас называют «космическим дальнобойщиком». Почему?

— Сейчас все космонавты дальнобойщики. Думаю, наверное, из-за того, что они отправляются на МКС в длительную командировку, что схоже с профессией дальнобойщика.

— Кого из космонавтов вы назвали бы своим кумиром? Есть такие?

— Всегда нужно равняться на лучших, на первых! Кумиры всех космонавтов — это те герои, которые стали первооткрывателями в космонавтике: Юрий Гагарин, Герман Титов, Алексей Леонов и другие. Но я уважаю всех космонавтов и астронавтов нашей планеты, потому что знаю, через какой труд они прошли, чтобы достичь своей цели и своей мечты.

— Как человек, участвовавший в «марсианской» программе, расскажите, к чему главному сейчас готовят космонавтов, которые теоретически могли бы побывать на Красной планете? К долгой изоляции?

— Я участвовал в трех экспериментах по программе МАРС-500: в двух двухнедельных и одном 105-суточном. И это очень помогло потом в реальных космических полетах. Все эксперименты, общение в экипаже, психологические аспекты перенеслись потом и на космический полет. Это был очень ценный опыт.

Во время подобных изоляционных экспериментов готовят к пребыванию в замкнутом пространстве с экипажем длительное время, что очень важно не только для подготовки к полету на Марс, но и для работы и карьеры космонавта в целом.

Эксперимент МАРС-500 был даже немного сложнее, чем реальный космический полет. Там моделировалось все, с чем может столкнуться экипаж, отправившийся в дальний космос, кроме невесомости и радиации. Думаю, тем, кто прошел через изоляционный эксперимент, будет легче в полете, потому что они уже представляют, как это все происходит, как можно справляться с различными непростыми ситуациями и избегать возможных конфликтов.

Новости партнеров
Мы в соцсетях
Полезные ссылки